Вторник, 12.11.2019, 19:56
Приветствую Вас, Гость

Эволюция Вселенной [11]
Научные представления о возникновении Вселенной, формировании космических тел, эволюции звезд, галактиках и солнечной системе
Биологическая эволюция [7]
Идеи эволюции живой природы, концепции происхождения жизни, развитие жизни на земле, происхождение человека
Свидетельства эволюции [5]
Палеонтологические, биогеографические, сравнительно-анатомические, эмбриологические, молекулярные свидетельства эволюции
Геология и палеонтология [7]
Происхождение земли, формирование континентов, эволюция жизни
История развития жизни по эпохам [17]
Развитие жизни в разные периоды геологической истории земли
Пути антропологии [6]
Изучение происхождения и эволюции человека
Антропогенез [14]
Человекообразные обезьяны и происхождение человеческого рода
Первобытные люди [18]
История, жизнь и быт первобытных людей
Опровергнута ли теория эволюции? [5]
Ответ Д.А.Шабанова на заявления креационистов
Эволюция и сотворение [5]
Возможное сочетание эволюционизма и религиозной веры, возможные альтернативы дарвинизма и ложная альтератива эволюционизма
Эволюционные альтернативы дарвинизма [21]
Девятнадцать научных концепций направленной эволюции в изложении И.Ю.Попова
Происхождение морали [4]
Различные подходы к происхождению морали в изложении Р.Г.Апресяна
Эволюция жизни (5-серийный фильм BBC) [5]
Научно-популярный видеофильм об эволюции жизни в пяти сериях
200-летие Чарльза Дарвина [4]
Несколько публикаций прессы к 200-летию со дня рожденья Чарльза Дарвина (отношение современных верующих к Дарвину и эволюции)
. [3]

От 38 до 25 млн лет назад

В олигоценовую эпоху климат на Земле стал прохладнее, над Южным полюсом сформировался громадный ледниковый покров. Для образования столь большого количества льда потребовались не менее значительные объемы морской воды. Это привело к понижению уровня моря по всей планете и расширению территории, занятой сушой. Повсеместное похолодание вызвало исчезновение буйных тропических лесов эоцена во многих районах земного шара. Их место заняли леса, предпочитавшие более умеренный (прохладный) климат, а также необъятные степи, раскинувшиеся на всех материках.

В течение этого периода Индия пересекла экватор с юга на север и расположилась ближе к Азии. Австралия и Антарктида наконец окончательно расстались. Отдрейфовав от Антарктиды, Австралия "унесла с собой" и своеобразный мир сумчатых млекопитающих. Теперь, когда Южная Америка стала "островным" материком, населявшие ее необычные млекопитающие также получили возможность развиваться в условиях изоляции от внешнего мира, и там образовался довольно странный "зоопарк" с крайне причудливыми обитателями.

Новые первопроходцы

Распространение степей на все более обширные районы суши привело к быстрому увеличению числа травоядных животных: они спешили воспользоваться новыми колоссальными пищевыми ресурсами. На сцену жизни вышли новые млекопитающие, такие, как носороги, а за ними— первые настоящие свиньи, буйволы и олени.

Животные, питающиеся травой, сталкиваются с проблемой переваривания пищи, так как трава очень трудно усваивается организмом. Не удивительно, что природа начала экспериментировать с новыми типами пищеварительных систем, способных совладать с травяным рационом. Одной из первых появилась "конструкция", ставшая в наши дни наиболее эффективным механизмом переработки целлюлозы (вещества, образующего стенки растительных клеток), — так называемый "жвачный" желудок. В ту эпоху на Земле обитал древний верблюд пебротерий. Он и был одним из самых первых жвачных животных.

Балухитерий, гигантский безрогий носорог, был крупнейшим сухопутным млекопитающим из когда-либо обитавших на Земле. Его высота в плече составляла больше 5 м, длина 8 м, а весил он целых 17 т — в 8 раз больше самого тяжелого из ныне живущих носорогов. Огромный рост позволял ему дотягиваться до листьев, росших на уровне окна второго этажа вашего дома.
Одна из самых странных групп олигоценовых травоядных — бронтотерии. Некоторые из них были громадными животными, походившими на помесь слона и носорога. На кончике носа у них красовался необычный костный отросток V-образной формы, который, возможно, помогал им отражать нападения хищников или служил оружием в междоусобных схватках соперничающих самцов.

Бездонная кладовая

Около 25 млн лет назад на Земле возникла новая группа растений — травы. Цветки их были, как правило, маленькими и бледными, и они были вынуждены при опылении больше полагаться на ветер, чем на "посыльных" — насекомых. Эта группа быстро распространилась по суше в течение олигоцена и миоцена, и вскоре поросшие травой равнины раскинулись на громадных, территориях по всему земному шару.

Уникальность трав в том, что, в отличие от всех прочих растений, новые листья растут у них не на верхушке стебля, а у его основания. В результате стоит пасущимся животным съесть старые листья, как на их месте быстро вырастают новые. Таким образом, к приходу следующего стада на полях уже созревает новый сытный обед. Подобный процесс постоянного обновления пищевых ресурсов означает, что поросшие травой равнины способны прокормить большие стада травоядных животных.

Распространение трав снабдило растительноядных млекопитающих, появившихся на Земле позднее, в миоценовую и плиоценовую эпохи, новым обильным источником пищи. Начиная с этого времени эволюция породила великое разнообразие травоядных животных, а поскольку на открытых равнинах они оказались вполне легкой добычей, вслед за ними появилось и множество новых хищников.

Уничтожитель целлюлозы. Такие животные, как бизон, олень, корова, овца и коза, в большом количестве поедающие траву (в основном состоящую из целлюлозы), нуждаются в специальном механизме ее переваривания. Их четырехкамерный желудок рассчитан на медленное усвоение целлюлозы. Непосредственное расщепление целлюлозы происходит в самом первом отделе— его называют рубец. Расщепляют ее миллионы живущих там бактерий. Однако этот процесс не непрерывный. Животное периодически отрыгивает травяную массу (как при рвоте) и заново ее пережевывает, а затем вновь проглатывает для дальнейшей переработки в рубце. В другие отделы желудка пища поступит лишь после того, как вся целлюлоза будет полностью расщеплена.

По следу травоядных

Точно так же, как трава служила новым обильным источником пищи для новых разновидностей травоядных животных, сами эти травоядные обеспечивали питанием новые виды хищников. В итоге ближе к концу олигоцена на планете появились первые настоящие кошки и собаки.

Олигоценовые пастбища должны были во многом походить на современные травяные угодья южноамериканских пампасов, где пасутся альпаки, которых вы видите на этой фотографии. Далекие предки альпаков появились как раз в олигоцене. Со времен олигоцена трава прочно утвердилась на нашей планете, поскольку она чрезвычайно неприхотлива и способна выжить в условиях, губительных для прочих растений.

Странные обитатели Южной Америки

Млекопитающие Южной Америки, отрезанной от остального мира, бурно эволюционировали, породив огромное разнообразие форм и размеров. Многие из них внешне сильно напоминали млекопитающих, обитавших в других частях света, таких, как грызуны, лошади или слоны. Скажем, пиротерий походил на раннего слона со своего рода полухоботом и зубилообразными бивнями. Тилакосмил был крупным сумчатым животным, похожим на саблезубую кошку. Он обладал длинными кривыми клыками и мощными когтями.

Водилось там и множество "беззубых" млекопитающих, или так называемых неполнозубых, среди которых были предки муравьедов, броненосцев и ленивцев. Позже появились и еще более странные млекопитающие. Наконец, в плиоцене между Южной и Северной Америкой вновь образовался сухопутный перешеек. После этого ситуация в очередной раз резко изменилась.

Второе сообщение о лошадях. К этому времени лошади заметно подросли. Крупнейший их представитель, мезогиппус, был высотой 60 см в плече, с более прямой спиной, более длинными ногами и более крупными малыми коренными зубами, чем у его эоцено-вого предка. Конечности у него также изменились. Передние ноги утратили по одному пальцу и приобрели трехпалое строение, более подходящее для быстрого бега. Позднее, ближе к концу олигоцена, мезогиппус эволюционировал в миогиппуса. Эта лошадь была крупнее своего предшественника и на передних ногах имела по большому среднему пальцу. Таким образом, тело миогиппуса приподнялось еще выше над землей. На своих трехпалых ногах ему было бегать гораздо удобнее, чем мезогиппусу.

Биологическая конвергенция или новое вино в старых мехах?

Южная Америка стала как бы испытательным полигоном биологической конвергенции (сходства), которая происходила свыше 30 млн лет назад и привела к тому, что многие обитавшие там сумчатые постепенно стали походить на плацентарных млекопитающих, населявших другие части света.

Однако следует заметить, что Южная Америка в этом плане вовсе не уникальна. За историю эволюции было множество случаев, когда животные, обитающие на одном материке, становились внешне похожими на обитателей другого материка.

Биологическая конвергенция случается, когда неродственные животные из различных частей света долго ведут сходный образ жизни. Зачастую они вырабатывают одинаковый режим питания и занимают сходные экологические ниши.

Второе сообщение о слонах. Тем временем по Северной Африке бродили слоны уже нового типа. Ранний мастодонт ("соскозубый") фиомия размерами превышал своего предка из позднего эоцена, который был величиной со свинью. Кроме более внушительных размеров (его рост в плече достигал 2,5 м), по форме тело этого животного также стало больше походить на современных слонов. Правда, хобот все еще был очень коротким. Фиомия имела чрезвычайно длинную нижнюю челюсть и четыре коротких бивня для выкапывания из земли низкорослых растений.
В природе существует множество примеров конвергенции. Скажем, рептилии ихтиозавры и млекопитающие дельфины выработали схожую обтекаемую форму тела, которая позволяет им на большой скорости разрезать толщу воды. У летающих животных, таких, как птерозавры (рептилии) и летучие мыши (млекопитающие), конвергенция проявляется в строении крыльев: и у тех и у других они состоят из жесткой кожистой перепонки, туго натянутой на тонкие опорные костные структуры.

Ограничения в проектировании

На первый взгляд эволюция проявляет неисчерпаемую изобретательность в поисках оптимальных решений проблем, связанных с выживанием тех или иных видов. И все же ученые полагают, что количество вариантов, полностью соответствующих данным конкретным условиям или потребностям, на самом деле ограничено.

Создается впечатление, будто естественный отбор раз за разом воспроизводит одни и те же принципиальные конструкции для решения подобных задач. Возьмем, к примеру, случай с проблемой "создания механизма замедления скорости свободного падения животного". Эволюция решала эту задачу неоднократно, шла к цели самыми разнообразными путями, и в конечном итоге все они свелись к единому решению: той или иной разновидности кожистого "парашюта".

Парашюты разных времен

Почти 230 млн лет назад некая ящерица, которую называют ветельтизавр, планировала с дерева на дерево при помощи своего рода кожистого парашюта, натянутого между ее невероятно длинными ребрами.

Летучий дракон — ящерица из юго-восточной Азии — использует точно такой же планирующий механизм и в наши дни. Белки-летяги слетают с деревьев (планируют) с помощью перепопок по обеим сторонам тела, натянутым между их передними и задними конечностями.

Летучий маки от шеи до хвоста укутан в мягкую кожистую перепонку, покрытую густой шерстью, которая во время полета раскрывается в "парашют", самый большой из известных в животном мире.

Многие растения также остановили свой выбор на парашютной конструкции для распространения своих плодов и семян. Иногда она реализуется в форме перепонкообразного "крыла", как у платана. У других растений, например одуванчика, развились видоизмененные "парашюты", состоящие из пучков волокон.


От 25 до 5 млн лет назад

На протяжении миоцена материки все еще находились "на марше", и при их столкновениях произошел ряд грандиозных катаклизмов. Африка "врезалась" в Европу и Азию, в результате чего возникли Альпы. При столкновении Индии и Азии вверх взметнулись Гималайские горы. В это же время сформировались Скалистые горы и Анды, поскольку и другие гигантские плиты продолжали смешаться и наползать друг на друга. Однако Австралия и Южная Америка по-прежнему оставались изолированными от остального мира, и на каждом из этих материков продолжала развиваться собственная уникальная фауна и флора.

Ледниковый покров, начавший формироваться еще в олигоцене, в течение миоцена распространился на всю Антарктиду. Это привело к еще большему охлаждению мирового климата. С понижением температуры степи неуклонно разрастались и в конечном итоге заняли значительную часть Африки, Азии, Европы, а также Северной и Южной Америки.

Все больше травоядных

В миоцене млекопитающие стали гораздо многочисленнее и разнообразнее, среди них возникло множество травоядных. К этому времени "жвачный" желудок превратился в идеальный механизм для переваривания травы. В результате в миоцене произошел своего рода взрыв, породивший новые виды травоядных, способных "жевать жвачку". Жвачные животные могут набивать себе животы громадным количеством пищи, переварить которую можно и позднее. При этом если на жвачное животное нападет хищник, оно может удрать от него, унося с собой запас корма на несколько дней вперед. Оказавшись в безопасности, животное может без лишней спешки заняться перевариванием съеденного.

В ходе этой своеобразной "жвачной революции" резко возросла численность предков нынешних антилоп, буйволов, оленей, жирафов и овец. В Северной Америке обитали антилопообразные вилороги — их причудливые рога росли у них на кончике носа.

Чтобы совладать с травяным кормом, прежние зубы травоядных претерпели два основных изменения. Во-первых, узор из бугорков на жевательной поверхности зубов значительно усложнился, и они стали самозатачивающимися. Теперь на зубах, по мере стирания, образовывались ряды прочных эмалевых ребер, которые оставались острыми всю жизнь животного. Во-вторых, у отдельных зубов развились гораздо более широкие коронки (та часть зуба, что выдастся над десной) и они сделались крупнее.

Эти новшества, как и появление корневых отверстий (которые обеспечивали приток крови к растущей части зуба), способствовали тому, что зубы животных стали расти всю их жизнь. Теперь постоянное трение зубов друг о друга больше уже не приводило к их преждевременному износу.

1 Дуб
2 Камыши
3 Пальмы
4 Дейнотерий
5 Палеонерикс
6 Водяные лилии
7 Хвойное дерево (секвойя)

Круговой обзор

Необходимость приспособиться к преимущественно травяному корму - не единственная проблема, возникшая перед новыми миоценовыми травоядными. Не менее серьезные проблемы были связаны с жизнью на открытых равнинах, где травоядные постоянно находились на виду у хищников.

Чтобы выжить в подобных условиях, животные нуждались в хорошем круговом зрении, дающем широкий или даже 180-градусный обзор (при таком обзоре глаза располагаются по ооеим сторонам головы, и животные видят и то, что впереди, и то, что сзади, оставаясь неподвижными). Такое зрение позволяло травоядным вовремя замечать опасность, грозящую с любого направления, что, в свою очередь, улучшало взаимодействие в стаде.

Чтобы стадо имело больше шансов уцелеть на открытой местности, в нем выработались специальные методы несения, "караульной службы" (когда отдельные животные смотрят по диагонали через все стадо), а также более совершенные системы сигналов и обмена информацией внутри стада.

Третье сообщение о лошадях. На протяжении миоцена лошади продолжали увеличиваться в размерах. Меригиппус по величине сравнялся с нынешним пони. Средний палец на каждой его ноге был непропорционально большим по сравнению с таким же пальцем у его предшественников, и можно сказать, что мерикгиппус всю свою жизнь ходил на цыпочках,— точнее, не ходил, а очень быстро бегал. Многочисленные бугорки на коренных зубах помогали ему пережевывать жесткую траву. Прежде лошади были лесными жителями и питались нежной и сочной листвой. Однако к началу миоцена они приспособились к жизни на открытых равнинах.

Леса способны прокормить лишь ограниченное число животных.

Распространение степей и постепенное исчезновение лесов в миоцене сильно повлияли на рост численности популяций травоядных млекопитающих. Меньше деревьев — меньше энергии, которую они "отдают" животным.
 
Представьте себе на минуту обычное дерево. Большую часть своей энергии оно расходует на создание для себя опоры. С этой целью у него развивается специальный твердый ствол и множество ветвей.  

В умеренном климате животные за год могут употребить в пищу лишь очень незначительную часть съедобного вещества, вырабатываемого деревом.
 
На листопадных деревьях (которые ежегодно сбрасывают листву) листья вообще растут всего шесть месяцев в году, а плоды и семена (за исключением орехов) появляются только на несколько недель. Значит, леса умеренного пояса могут за год прокормить лишь ограниченное число животных.

Третье сообщение о слонах. Теперь слоны стали куда больше похожи на современных. Мастодонт — его называют платибелодон ("лопатобивне-вый") — прокладывал себе дорогу сквозь заросли подобно тяжелому бульдозеру. Из его нижней челюсти торчали широкие лопатообразные клыки, которыми он выкапывал из почвы разные растения. Дейнотерий был намного крупнее (около 4 м в плече). Изогнутыми клыками нижней челюсти он, возможно, поддевал съедобные коренья, как большими вилами.

Трава — неутомимый производитель пищи

С травами все обстоит совсем по-иному. В общем и целом травы — растения быстрорастущие и довольно устойчивые к изменениям климата. Большинство видов трав низкорослые. Лишь немногие вырастают до одного-двух метров и более, остальные намного ниже. В результате травянистое растение расходует на создание опорных структур крайне мало энергии — просто потому, что оно в ней почти не нуждается.

Зато почти всю свою энергию травы тратят на производство и накопление питательных веществ. Таким образом, степи образуют обширные зоны повышенной фотосинтезирующей активности и могут обеспечить кормом многочисленные популяции животных.

Новые зубы для нелегкой работы

Резкое увеличение количества травы на суше в миоценовую эпоху означало, по сути, возникновение принципиально нового источника пищи. Однако поначалу травоядным млекопитающим было непросто воспользоваться ресурсами этой бездонной кладовой. Некоторые их виды даже вымерли, поскольку не смогли приспособиться к травяному рациону. Млекопитающим, зубы которых были рассчитаны на пережевывание мягкой листвы, оказалось нелегко перейти на такой жесткий и волокнистый корм, как трава. Для таких животных травяная "диета" означала постоянное усиленное жевание, и их зубы быстро изнашивались, создавая им серьезнейшие проблемы. Ведь млекопитающие не обладают неограниченным запасом зубов, а беззубые челюсти означают для них неминуемую голодную смерть.

Не менее серьезные проблемы были связаны с жизнью на открытых равнинах, где травоядные постоянно находились на виду у хищников. Чтобы выжить в подобных условиях, животные нуждались в хорошем круговом зрении, дающем широкий или даже 180-градусный обзор (при таком обзоре глаза располагаются по обеим сторонам головы, и животные видят и то, что впереди, и то, что сзади, оставаясь неподвижными). Такое зрение позволяло травоядным вовремя замечать опасность, грозящую с любого направления, что, в свою очередь, улучшало взаимодействие в стаде.

Чтобы стадо имело больше шансов уцелеть на открытой местности, в нем выработались специальные методы несения "караульной службы" (когда отдельные животные смотрят по диагонали через все стадо), а также более совершенные системы сигналов и обмена информацией внутри стада.

Гигант миоценовых морей. Одна из крупнейших среди современных акул — большая белая акула, достигающая длины 10м. Но этот гигант показался бы карликом в сравнении с одним из своих предков, кархародоном мегалодоном. Эта рыба обитала на Земле с миоценовой по плейстоценовую эпоху. И хотя кархародон мегалодон известен нам лишь по ископаемым зубам, ученые все же смогли воссоздать его внешний облик. Взгляните на фотографии двух зубов вверху, изображенных в натуральную величину. Тот, что слева, принадлежит взрослой большой белой акуле. Другой же — ископаемый зуб кар-хародона. Ученые сопоставили оба зуба и, основываясь на известных им размерах большой белой акулы, прикинули, что длина кархародона от носа до кончика хвоста должна оыла составлять не менее 20 м.

Длинные ноги для быстрого бега

Длинные ноги также ценное подспорье при жизни на равнине. Они позволяют животному держать голову высоко над землей и тем самым лучше обозревать окрестности. Ну и, разумеется, длинные ноги служат своему хозяину незаменимым средством спасения в случае опасности. Поэтому в течение миоцена конечности травоядных животных постепенно приспособились к быстрому бегу.

Кости нижней части ноги со временем удлинились, а кости верхней, напротив, стали короче. Главные мышцы, ответственные за движение конечностей, также укоротились и располагались теперь выше, ближе к лопаткам и подвздошным костям, где они соединялись с туловищем животного. При таком строении мускулатуры животное могло совершать длинные прыжки, затрачивая при этом минимум энергии. Ноги травоядного, обитающего на равнине, весят очень мало и не обладают большой силой. Однако они идеально приспособлены для бегства от хищника и позволяют животному покрывать большие расстояния на высокой скорости, стоит ему только войти в надлежащий ритм бега.

Халикотерии были весьма странной группой млекопитающих. Они походили на помесь лошади и носорога. Когти на их конечностях указывают на то, что питались они скорее кореньями, чем травой.

Экосистема миоцена

Мы можем получить некоторое представление о миоценовой экосистеме, если обратимся к ее современному аналогу — восточноафриканским саваннам. Травянистая равнина обеспечивает разными видами корма разнообразных животных. В саваннах Восточной Африки зебры объедают грубые верхушки трав, а антилопы гну их поросшие листьями центральные части. Газели же отыскивают богатые протеином семена и побеги у самой земли. Борода-вочники часто опускаются па колени, чтобы дотянуться до самой короткой травы или выкопать из земли съедобные луковицы и клубни.

Есть в саваннах и травоядные, которые находят корм выше уровня самых высоких трав. К примеру, черный носорог питается древесной корой, тонкими ветками и листвой, а вот слон ест и траву, и листья деревьев, зачастую поглощая за день до 250 кг растительности. Ну а жирафу рост позволяет избегать какой бы то ни оыло конкуренции, поскольку он может обрывать веточки и листву на высоте 6 м от земли.

Таким образом, различные виды растительноядных животных не претендуют на пищевые ресурсы друг друга, и корма здесь хватает на всех. Возможно, так же было и во времена миоцена: различные виды существовали за счет различных частей экосистемы.

Эгиптопитек, небольшая человекообразная обезьяна, жил на территории современного Египта в олигоценовую эпоху, около 27 млн лет назад. У него были короткий хвост и выдающаяся челюсть. Это не прямой предок человека, но, возможно, предшественник нынешних человекообразных обезьян.

Прочие новоселы и новоявленные путешественники

В тот же период появились и другие новоселы. В начале миоцена ряды птиц пополнились новыми видами попугаев, пеликанов, голубей и дятлов. Чуть позже к ним присоединились первые вороны и соколы. Бурно эволюционировали такие новые млекопитающие, как мыши, крысы, морские свинки и дикобразы. Появилась и странная группа лошадеобразных животных — их называют халикотериями. Большими когтями, напоминающими копыта, они выкапывали съедобные коренья.

Отныне животные могли свободно перемещаться из Африки в Европу или Азию и обратно. Вскоре возникло своего рода двустороннее движение, при котором слоны мигрировали из Африки в Евразию и Северную Америку, а кошки, буйволы, жирафы и свиньи путешествовали в обратном направлении.

Первые человекообразные обезьяны

Первые приматы были маленькими зверьками, похожими на землероек. Они появились на Земле около 65 млн лет назад. Эволюция продолжила работу в этом направлении, и к середине олигоцена сформировались две основные группы приматов — обезьяны Нового Света (в Южной Америке) и обезьяны Старого Света (в Африке и Азии).

Форма носа африканских и азиатских обезьян (слева) иная, нежели у их южноамериканских сородичей. У обезьян из Нового Света (Америки) носы плоские, с широко расставленными ноздрями, обращенными в разные стороны (та, что левее). А у обезьян, живущих в других частях света, тонкие носы с ноздрями, направленными вперед или книзу.

Вскоре от африканской ветви произошла еще одна группа обезьян, ставшая родоначальницей человекообразных обезьян и в конечном итоге—человека. Мозг человекообразных обезьян крупнее, чем у прочих их сородичей. Кроме того, у них нет хвоста, а длинные и сильные руки отлично приспособлены для лазанья по деревьям и перепрыгивания с ветки на ветку.

В руки ученых попали ископаемые останки небольшой человекообразной обезьяны, которую назвали эгиптопитеком ("египетской обезьяной"). Она обитала в Африке в олигоценовую эпоху, около 27 млн лет назад. Никто не может с уверенностью утверждать, что именно эгиптопитек был родоначальником современных человекообразных обезьян, но это вовсе не исключено.

Вскоре после начала миоцена (около 24 млн лет назад) появилась и другая, более высокоразвитая человекообразная обезьяна — дриопитек, похожий на нынешних шимпанзе. Эти животные быстро перебрались со своей африканской родины, через сухопутные "мосты" в Европу и Азию. По всей видимости, дриопитек ходил на двух ногах, однако бегал и лазил по деревьям при помощи всех четырех конечностей. Возможно, он даже переносил в руках пищу. Итак, история человечества должна была вот-вот начаться.


От 5 до 2 млн лет назад

Космический путешественник, взглянув сверху на Землю в начале плиоцена, обнаружил бы материки почти на тех же местах, что и в наши дни. Взору галактического визитера открылись бы гигантские ледяные шапки в северном полушарии и громадный ледниковый покров Антарктиды. Из-за всей этой массы льда климат Земли стал еще прохладней, и на поверхности материков и океанов нашей планеты значительно похолодало. Большинство лесов, сохранившихся в миоцене, исчезло, уступив место необъятным степям, раскинувшимся по всему свету.

В плиоцене трава по-прежнему служила неиссякаемым источником корма для травоядных животных. Многие животные, питавшиеся листьями, вымерли, и на их место пришли более высокоорганизованные жвачные. В Европе и Азии бескрайние травянистые равнины давали приют огромному количеству буйволов, оленей, газелей и ранних разновидностей антилоп. Прерии Северной Америки населяли громадные стада оленей, верблюдов, лошадей, мастодонтов и вилорогов. Были здесь и короткошеие жирафы, пасшиеся среди необъятных стад прочих травоядных. В дальнейшем у них развились более длинные шеи, и они переключились на ощипывание верхушек деревьев. В плиоцене появились и первые гиппопотамы. Возможно, они произошли от неких свинообразных предков.

По свидетельству каменной летописи, в мире когда-то насчитывалось несколько видов гиппопотамов. Сегодня встречаются лишь два вида, причем оба обитают в Африке. Первоначально бегемоты, возможно, были лесными жителями. Однако леса в плиоцене все больше вытеснялись степями, и предки нынешних бегемотов вынуждены были покидать лесную чащу. Они стали селиться в зарослях кустарника вдоль речных берегов и кромок озер. Пс-ремена местожительства приблизила их к новым обильным источникам пищи, и они вскоре принялись пастись на громадных степных просторах, сохранившихся в Африке до наших дней. В дальнейшем бегемоты эволюционировали в крупных животных, ведущих земноводный и ночной образ жизни. Современный гиппопотам весь день проводит в воде либо иле, почти не показываясь на поверхности, и кормится только по ночам. Это второе по величине наземное млекопитающее после слона.

Четвертое сообщение о лошадях. За 50 млн лет природа ставила многочисленные эксперименты над лошадьми, последовательно совершенствуя их строение. Наконец появился плиогип-пус, первая однопалая лошадь. Первоначальный трехпалый "проект" был забракован. Боковые пальцы редуцировались (упростились) и в конечном итоге полностью исчезли. У нового животного на каждой ноге имелось по увеличенному среднему пальцу, который оканчивался большим и широким копытом. Отныне лошадь стала надлежащим образом приспособлена к жизни на открытых травянистых равнинах и пополнила ряды их быстроногих обитателей.

Новые хищники

Травоядные животные, дабы защититься от хищников, собираются в большие стада: чем их больше, тем они чувствуют себя безопаснее. Хорошее средство защиты для них — скорость, с которой они легко убегают от медлительного охотника. Пока травоядные совершенствовали свои стадные навыки и скоростные качества, хищники также "работали над собой". Чтобы не остаться голодными, они становились сильнее, быстрее и сообразительнее. В плиоцене жили самые разнообразные кошки, собаки и медведи, которые охотились на растительно-ядных животных. Крупные хищники следовали за большими стадами, а более мелкие плотоядные, такие, как еноты и ласки, довольствовались более скромной добычей. В холодных океанах плавали тюлени, питавшиеся рыбой.

Один их самых известных хищников позднего плиоцена — смилодон, или саблезубый тигр. В верхней челюсти этого хищника размером с леопарда торчали громадные клыки длиной до 18 см. Прежде ученые полагали, что смилодон использовал эти жуткие клыки как своего рода кинжалы, он прыгал на спину жертвы и вонзал их ей сзади в шею. Однако при подобном способе нападения клыки, по всей видимости, быстро обломились бы, поскольку наталкивались на кости шеи или спины жертвы. Поэтому вероятнее, что смилодон атаковал более мягкие брюхо или горло, а затем, погрузив клыки в тело добычи, орудовал ими как разделочным ножом.

Начало совместной охоты

В плиоцене некоторые хищники выработали новую стратегию охоты, облегчавшую им преследование дичи на открытых равнинах. Они начали охотиться стаями. Впрочем, это не было их изобретением. По всей вероятности, некоторые динозавры, такие, как амозавры и дейнонихи, добывали себе пропитание подобным образом еще в меловом периоде, за 30 млн лет до хищников плиоцена. Однако для плиоценовых охотников совместные действия и координация усилий во время охоты были поистине вопросом жизни и смерти. Одними из первых плотоядных, начавших объединяться в охотничьи стаи, вероятно, стали собаки и кошки. Стайный способ охоты имел существенное преимущество: стая могла нападать на животных, гораздо более крупных, чем любой из ее членов в отдельности.

Орудия убийства. Можно назвать много причин, позволивших кошкам стать удачливыми охотниками. Одна из самых важных — строение черепа кошек, а также быстрота и хорошо развитые охотничьи навыки. Не менее существенна их способность выпускать наружу когти и широко растопыривать пальцы на лапах. При этом каждая лапа превращается в смертоносное орудие убийства. Весь этот механизм приводится в действие при помощи мышц и сухожилий.

Победители великанов

Подобная охотничья стратегия широко распространена и в наши дни. Например, африканские дикие собаки охотятся маленькими стаями — обычно не больше семи-восьми животных. Жертву намечают заранее, до начала погони. Как правило, это еще неокрепший детеныш из пасущегося стада или слабое, болезненное на вид животное. Сама стратегия очень проста. Жертву отделяют от стада, а затем неустанно преследуют, пока та не выбьется из сил. Когда бедное животное замедляет бег, стая окружает добычу и валит на землю, причем отдельные члены стаи хватают ее за разные части тела — за нос, хвост и брюхо. По размерам добыча может быть разной, однако маленькая стая африканских диких собак способна прикончить зебру, по весу в 10 раз превосходящую любого из ее членов.

Четвертое сообщение о слонах. В процессе своей эволюции потомки первых слонов опробовали самые разнообразные "приспособления" для добывания пищи. У них развивались челюсти всевозможных форм и размеров. Природа наделяла их вилами, совками, лопатами и ковшами, пока наконец не остановилась на хоботе как оптимальном органе для доставки пищи в рот и на бивнях. За 40 млн лет, истекших до начала плиоцена, слоны также постепенно
увеличились в размерах. Неутомимые путешественники, они освоили все материки, за исключением Антарктиды и Австралии. К началу плиоцена повсеместно распространились мастодонты. Один из них, стеюдон, очень похож на современного африканского слона. У него были длинный хобот и большие изогнутые бивни. Возможно, он — предок гигантских мамонтов, появившихся на Земле примерно через 2 млн лет.

На благо стаи

Животные, охотящиеся стаями, — создания общественные, стало быть, стая должна иметь надлежащее "общественное устройство", основанное на индивидуальных возможностях и дисциплине ее членов. Каждое животное обязано знать свое место в иерархии стаи. Чтобы координировать действия во время охоты, важно хорошее взаимопонимание между всеми членами стаи. Естественно, у стаи должен быть вожак.

Индивидуальность каждого сказывается на его поведении. Однако во время охоты любые эгоистические интересы должны подавляться ради общего блага. Успех на охоте достигается только общими усилиями. Именно развитые групповые инстинкты позволили собакам образовать столь прочное содружество с людьми, в котором человеку отводится роль вожака и воспитателя.

Глиптодонт, исполинский броненосец, размерами превосходил автомобиль. Он был больше похож на сухопутную черепаху, чем на млекопитающее. Все его тело заковывал огромный костный панцирь куполообразной формы. Хвост, также покрытый костными щитами, представлял собой грозное оружие, которым он размахивал, как палицей, отражая нападение врагов.

Южная Америка выходит из изоляции

В позднем миоцене и раннем плиоцене Южная Америка все еще была "заповедником" для некоторых видов необычных, "беззубых" млекопитающих — так называемых неполнозубых. В их число входили броненосцы, древесные ленивцы и муравьеды. Были среди них и крупные травоядные, например токсодон. Своими короткими конечностями и широкими трехпалыми ступнями это животное напоминало носорога. Однако расположение его носа, глаз и ушей наводит на мысль, что оно проводило большую часть жизни в воде, подобно бегемоту.

Ближе к концу плиоцена между Северной и Южной Америкой образовался узкий перешеек, восстановивший связь между животным миром этих двух материков. Сразу же возникло "двустороннее движение" но перешейку, и началось грандиозное переселение млекопитающих.

Древесные ленивцы, муравьеды и ток-содоны перебрались в Центральную Америку. Опоссумы и броненосцы распространились еще дальше на север. В свою очередь, с севера в Южную Америку вторглись полчища мышей, лошадей и слонов. С этого момента странные животные, столько лет безмятежно просуществовавшие в Южной Америке, столкнулись с жестокой конкуренцией со стороны пришельцев с севера. Это, как и климатические изменения, обрекло многих из них на вымирание.


От 2 млн лет назад до наших дней

В начале плейстоцена большинство материков занимало то же положение, что и в наши дни, причем некоторым из них для этого потребовалось пересечь половину земного шара. Узкий сухопутный "мост" связывал между собой Северную и Южную Америку. Австралия располагалась на противоположной от Британии стороне Земли. На северное полушарие наползали гигантские ледниковые покровы. Мир был в объятиях великого оледенения. Голоцен начался 10000 лет назад. Климат потеплел, ледники отступили, и настало время расцвета человеческой расы.

Во время великого оледенения земная поверхность замерзала и вновь оттаивала, по меньшей мере, четыре раза. Холодные периоды получили название ледниковых, а периоды потепления — межледниковых. В течение оледенений льды расползались от Северного полюса к югу. Затем, при потеплении, ледниковый фронт отступал обратно в полярные области. Сегодня мы живем в эпоху очередного межледниковья — возможно, пятого за последний миллион лет. Во время последнего оледенения ледниковые покровы занимали примерно 28 млн км' суши, ныне свободной ото льда. В то же время уровень моря был ниже современного приблизительно на 150 м. В сущности, никто толком не знает, отчего происходят оледенения. Некоторые геологи полагают, что Земля в своем развитии проходит определенные циклы протяженностью в миллионы лет, подобно тому как происходит смена времен года. Возможно, это как-то связано с расположением Земли в пространстве или ее положением относительно Солнца. Как бы то ни было, у полюсов периодически скапливаются громадные массы льда и снега. Когда такое происходит, снег отражает тепловую энергию Солнца обратно в космос, и па Земле становится холоднее. Из-за этого образуется еще больше снега и льда, и земная поверхность все сильнее охладевает.

Меняющаяся растительность

Вблизи кромки ползущих ледников земля была совершенно безжизненной. Лишь некоторые крохотные организмы, так называемые лишайники, ухитрялись существовать на голых скалах. Даже в районах, нс покрытых круглый год льдами, ночва промерзала на несколько метров в глубину. На таких тундровых землях дубовые и буковые леса, произраставшие здесь до оледенения, теперь полностью исчезали. Их место заняли узкоспециализированные растения, в том числе те же лишайники и некоторые травы. На смену дубовым и буковым лесам повсеместно приходили громадные хвойные леса.

В периоды потеплении, когда льды отодвигались к северу, исчезали специализированные хладостойкие растения, и по суше вновь распространялись дубовые и буковые леса. Появлялись также обширные луга с. богатой растительностью и области, где встречалось множество цветковых растений.

Этот современный ледник в Гренландии очень похож на гигантские ледники, наползавшие на Северную Америку, Северную Европу и приполярные районы Азии в наиболее холодные периоды плейстоцена. Огромные ледяные реки тащили за собой застрявшие в них валуны и обломки скал. Каждый такой ледник действовал наподобие громадного куска некоей геологической наждачной бумаги, скребя и царапая горные породы, по которым он медленно протекал. Вы видите здесь древние отметины, оставленные доисторическим ледником в тех местах, где он проползал почти 2 млн лет тому назад.

Следуя за льдами

При наступлении льдов многие животные погибали, нс выдержав холода. Другие мигрировали на юг, в более теплые области, чтобы вновь вернуться в родные места после отступления ледников. Некоторые млекопитающие приспосабливались к сильным холодам, вырабатывая более густую шерсть, которая служила им лучшей теплоизоляцией во время жестоких морозов. Путешественник во времени, решивший посетить один из плейстоценовых периодов оледенения в северном полушарии, увидел бы там замерзший мир, населенный множеством шерстистых млекопитающих. Среди них были шерстистые носороги и мамонты, северные олени с очень густой шерстью и косматые мускусные быки.

Как правило, животные более крупных размеров обитают в холодном климате, а их родственники помельче встречаются в более теплых районах земного шара. К примеру, среди медведей самый крупный — белый медведь, живущий в Арктике. Это один из крупнейших наземных хищников: его вес достигает 650 кг. А вот малайский медведь из тропических лесов Юго-Восточной Азии весит примерно в 10 раз меньше своего полярного собрата. Его небольшие размеры — результат адаптации к теплому климату. В свою очередь, огромное тело белого медведя лучше приспособлено к суровому полярному климату.

Зависимость между размерами тела и климатическими условиями

У любого крупного объекта поверхность относительно невелика по сравнению с его объемом, и наоборот, у любого мелкого объекта площадь поверхности относительно больше его объема. Вы сами можете в этом легко убедиться, вычислив соотношение между площадью поверхности и объемом двух разновеликих кубов. Возьмите, к примеру, кубы с ребрами в 1 и 2 см. Рассчитайте площадь поверхности первого, а затем определите его объем. Теперь поделите первую цифру на вторую. Это и будет соотношением между площадью поверхности и объемом односантиметрового куба. А теперь проделайте то же самое со вторым кубом и сопоставьте полученные результаты.

То же характерно и для животных. Так, к примеру, у мыши соотношение между площадью поверхности тела и его объемом больше, чем у слона. Как известно, млекопитающие вырабатывают собственное тепло, однако это тепло постоянно улетучивается через их кожу, то есть через поверхность тела. Чем холоднее окружающая среда, тем больше тепла теряют млекопитающие и тем быстрее охлаждаются. При этом мелкие животные будут терять тепло быстрее, чем крупные. Это происходит потому, что у маленького зверька площадь поверхности тела, через которую уходит тепло, относительно велика, если сравнивать ее с объемом тела.

Как правило, животные более крупных размеров обитают в холодном климате, а их родственники помельче встречаются в более теплых районах земного шара. К примеру, среди медведей самый крупный — белый медведь, живущий в Арктике. Это один из крупнейших наземных хищников: его вес достигает 650 кг. А вот малайский медведь из тропических лесов Юго-Восточной Азии весит примерно в 10 раз меньше своего полярного собрата. Его небольшие размеры — результат адаптации к теплому климату. В свою очередь, огромное тело белого медведя лучше приспособлено к суровому полярному климату.

Гиганты и карлики

Высота шерстистого мамонта в плече составляла почти 3 м, и его громадные размеры, как и косматая шерсть, помогали ему удерживать тепло внутри организма, дабы выжить в условиях холодного севера. Мамонты обитали даже за Полярным кругом. А на Сицилии жил близкий родственник мамонта--карликовый слон, уступавший величиной своему северному собрату более чем в 4 раза. Возможно, столь малые размеры тела развились у него как результат жизни на острове. Тем не менее из-за своего роста этот маленький слон терял значительно больше тепла, чем мамонт, что было отнюдь не лишним в условиях жаркого климата, в котором он обитал. Правда, африканский слон как будто нарушает это общее правило: v пего громадное тело, а живет он в тропиках. По вспомните про его широкие уши! Всякий раз, когда африканский слон размахивает своими ушами, площадь поверхности его тела увеличивается примерно па 20 процентов.

Замороженный труп этого мамонтенка был найден в 1977 г. в вечной мерзлоте Сибири. Он настолько хорошо сохранился, что кожа и мягкие ткани совершенно не пострадали. Красные кровяные тельца в крови мамонтенка остались точно такими же, какими они были при его жизни, а содержимое желудка было столь же свежим, как и в тот день, когда оно туда попало 20000 лет назад.

Странные обитатели южных широт

Когда Австралия около 37 млн лет назад оказалась отрезанной от внешнего мира, там не было ни одного плацентарного млекопитающего. Единственными обитателями этого материка были однопроходные и сумчатые. Коренным жителям Австралии долгое время, прошедшее с момента их изоляции, не приходилось соперничать с плацентарными млекопитающими, хотя позже, в плиоцене, Австралия все же подверглась нашествию полчищ грызунов и летучих мышей. При отсутствии серьезных конкурентов австралийские сумчатые эволюционировали во множество крайне необычных форм. В плейстоцене появились гигантские кенгуру высотой 3 м, питавшиеся листьями деревьев, и вомбато-образные животные величиной с гиппопотама. Жили там даже странные сумчатые львы.

Пятое сообщение о лошадях. Наконец, спустя почти 56 млн лет эволюция породила настоящих лошадей. Их плейстоценовая разновидность, эквус, была быстроногим травоядным животным. Большие стада эквусов обитали почти на всех материках. В паше время единственные наследники этих доисторических табунов — лошадь Пржевальского (разновидность дикой лошади), один вид диких ослов и три вида зебр. За последние 2 млн лет лошади очень мало изменились. Это означает, что мы можем получить исчерпывающее представление о плейстоценовых лошадях, изучая их диких потомков, живущих в наши дни.

Эпиорнисы и прочие гиганты мира пернатых

Гигантские птицы были широко распространены во многие доисторические эпохи. Свирепый хищник диатрима ("ужасный журавль") обитал на Земле 50 млн лет назад, в эоценовую эпоху. В миоцене по Патагонии бродили стаи форура-кусов, охотившиеся на дичь величиной с козла. Теперь, в плейстоцене, появились еще более крупные птицы. Мада-гаскарский эпиорнис весил почти полтонны и, таким образом, был самой тяжелой птицей всех времен. Марко Поло знал о существовании этого пернатого гиганта и еще в то время предположил, что его родина — Мадагаскар. Догадка Марко Поло впоследствии подтвердилась, однако неоспоримые доказательства существования этой самой массивной в мире птицы были добыты лишь в 1850г. И даже тогда в руки ученых попали не ископаемые останки эпиорниса, а его огромные яйца, возможно, самые большие из всех, когда-либо снесенных па Земле.

В Повой Зеландии обитали другие великаны. Так, моа были хотя и не самыми тяжелыми птицами па Земле, зато, без сомнения, самыми высокими. Вы могли бы заглянуть прямо в глаза моа, высунувшись из окна второго этажа вашего дома. Их рост достигал 3,5 м от макушки до кончиков пальцев. Мы многое знаем об этих гигантских птицах, поскольку вымерли они совсем недавно. Ученые обнаружили множество их скелетов и даже остатки содержимого их желудков.

До недавнего времени ученые считали, что додо был жирной и неуклюжей птицей. Теперь, однако, они склоняются к тому, что додо могли быть намного стройнее и легче и выглядеть так, как этот красавец на рисунке.

Исчезновение додо

Птицы додо обитали на о-ве Маврикий, расположенном в Индийском океане. Однако около 400 лет назад мореходы, прибывавшие на остров, начали охотиться на этих мирных гигантов из-за их мяса. В XVI в. голландцы завезли на Маврикий свиней и обезьян, и те принялись поедать яйца додо и их птенцов. И вот додо полностью исчезли с лица Земли! Фактически все, что осталось от этих крупных пе-летающих голубей — это две головы, две стопы и несколько скелетов, хранящихся в различных музеях Европы. По хотя никто из ныне живущих людей никогда не видел додо, ученым многое известно об их образе жизни, поскольку до пас дошли старинные корабельные журналы и записки путешественников, посетивших Маврикий еще до того, как последняя из этих птиц вымерла 300 лет тому назад.

Пятое сообщение о слонах. Плейстоцен стал настоящим "веком слонов". На протяжении 37 млн лет слоны постепенно увеличивались в размерах. У них развился длинный хобот, выросли громадные бивни и крепкие коренные зубы. Теперь, в плейстоцене, появилось великое множество самых разных слонов. Среди них были гиганты и карлики, а также гладкокожие и шерстистые виды. Крупнейшим слоном всех времен был мамонт, чья высота в плече равнялась 4,3 м-на целый метр выше, чем у самых больших африканских слонов наших дней. На противоположном конце шкалы расположился его карликовый сородич величиной со среднюю свинью.
В конце плейстоцена, около 10 000 лет назад, все мамонты внезапно вымерли. Видимо, этому способствовал целый ряд факторов. Одни мамонты, естественно, не смогли адаптироваться к более теплому климату после того, как эпоха великого оледенения миновала. Других, возможно, истребили люди ради их мяса. Однако к тому времени, как это произошло, на сцене жизни уже появились слоны современного типа, вроде тех, что обитают в Африке и Азии в наши дни.

Многое узнать о животном мире плейстоценовой эпохи помогли необычные окаменелости, сохранившиеся в асфальтовых ямах у Ранчо-Ла-Бреа поблизости от Лос-Анджелеса, США. В этом месте в доисторические времена из подпочвенного слоя на поверхность сочилась минеральная смола. Смешиваясь с дождевой водой, смола образовывала вязкую массу (асфальт), которая становилась смертельной ловушкой для животных, принимавших эти лужи за питьевую воду. За многие тысячи лет в такие природные ловушки угодили сотни травоядных животных. И отчаянные попытки освободиться привлекали внимание хищников, например саблезубых кошек или стервятников, которые подстерегали добычу возле этих луж или в небе над ними. Зачастую и сами хищники оказывались в западне. Теперь же это доисторическое кладбище содержит великолепную коллекцию плейстоценовой фауны почти двухмиллионолетней давности.

Головоломка с Маврикия

 На о-ве Маврикий произрастает дерево кальвария. Возраст самой молодой из кальварий около 300 лет, а есть деревья намного старше. Почему же на всем Маврикии нет ни одной кальварий моложе 300 лет?

Один ученый выдвинул версию, согласно которой семена кальварий, чтобы прорасти, должны были предварительно попасть в желудок додо. Ведь додо, подобно многим другим птицам, имел так называемый мускульный желудок (отделение пищевода), в котором накапливались камешки, помогавшие перетирать жесткую пищу. А семена кальварий не могли прорасти, пока их твердая оболочка не окажется раздавленной в мускульном желудке додо. Правда, следует заметить, что подобная зависимость кальварий от додо другими уче ными ставится под сомнение, поскольку, по их мнению, семена кальварий способны прорастать и без посторонней помощи.


Человек принадлежит к группе животных, которых называют приматами. Наши древнейшие предки были маленькими древесными зверьками, немного похожими на современных тупай. Они обитали на Земле примерно 65 млн лет назад, в эпоху вымирания динозавров. Около 50 млн лет назад появились более высокоорганизованные животные того же типа, такие, как обезьяны. Со временем развитие некоторых групп приматов пошло по особому пути, и этот путь привел около 25 млн лет назад к возникновению первых человекообразных обезьян.

В наши дни большинство из 180 различных видов приматов обитает в типических или субтропических регионах, но так было далеко не всегда. 50 млн лет назад климат на Земле был значительно теплее, и предки современных нам обезьян жили на гораздо большей территории. Их ископаемые останки обнаружены на Британских островах, в Северной Америке и даже далеко на юге, на самой оконечности Южной Америки. Существа, похожие на шимпанзе, обитали когда-то в Европе и Азии. Однако когда климат на Земле начал меняться, приматы, населявшие эти территории, постепенно вымерли.

Современные тупайи позволяют нам получить некоторое представление о том, как могли выглядеть ранние приматы.

Жизнь на деревьях

Ранние приматы быстро стали искусными древолазами. Чтобы жить на деревьях, необходимо прежде всего правильно оценивать расстояние и крепко цепляться за ветки. Первую задачу решают направленные вперед глаза: это дает животному бинокулярное зрение. Для решения второй задачи необходимы цепкие пальцы. Оба эти свойства — наиболее важные отличительные признаки приматов. У всех у них пальцы на руках подвижные, а большие пальцы рук придают должную цепкость. Некоторые человекообразные обезьяны, как и люди, способны также соединять кончики большого и указательного пальцев, образуя букву "о". Подобный захват применяется при весьма тонких манипуляциях. Что еще важнее, у приматов развилась крупная "мыслительная" часть мозга, заведующая координацией зрения и движений рук.

Как все начиналось

Сегодня существует только один вид людей: гомо сапиенс ("гомо" по-латински "человек", а "сапиенс" — "мыслящий"). Однако ученые в наши дни полагают, что с момента возникновения первых гоминид (человекоподобных животных) на Земле в разное время обитало несколько различных видов таких существ. Между 15и7 млн лет назад в Африке, Европе и Азии жили рамапитеки. Это были обезьяноподобные животные ростом около 1,2м, с плоским лицом и зубами, похожими на человеческие. Возможно, часть своей жизни они проводили на открытых равнинах, добывая себе пищу при помощи палок и камней. Рамапитек, вероятно, один из первых гоминид, однако, по всей видимости, он был не нашим прямым предком. Сегодня ученые находят в нем больше сходных черт с орангутангами.

Наши ближайшие ныне живущие родственники — крупные человекообразные обезьяны. Гориллы и шимпанзе обитают в лесных районах Западной и Восточной Африки. Гиббоны водятся в дождевых лесах Юго-Восточной Азии, а орангутанги населяют влажные джунгли Калимантана и Суматры. Из них наименее похожи на человека гиббоны.

Очень полезные большие пальцы

Зачем нужны большие пальцы? Попросите приятеля прикрепить ваши большие пальцы к ладоням при помощи клейкой ленты так, чтобы вы не могли ими шевелить. А теперь попробуйте одной рукой взять какой-либо предмет, скажем, карандаш или чашку. Или попытайтесь удержать как можно больше предметов. Вы очень быстро убедитесь, насколько важно для всех этих манипуляций иметь большой палец, отстоящий от всех прочих.

"Южные обезьяны" из Африки

Одна из самых первых ископаемых находок, связанных с "обезьяночеловеком", — череп ребенка. Его откопали в 1924 г. у Таунга, на территории нынешней Ботсваны. У этого черепа были как обезьяньи, так и человеческие черты, и его обладателя назвали "австралопитек афаренсис". С тех пор нашли множество других ископаемых останков австралопитеков ("южных обезьян"). Все находки свидетельствуют, что мозг у этих животных был не очень крупный (около 500 см'), а большие коренные зубы служили для перетирания растений и плодов. Австралопитеки были низкорослыми (около 1,2 мв высоту).' Одни были плотного и коренастого телосложения, другие — хрупкого и изящного. Некоторые ученые полагают, что это были самцы и самки одного и того же вида. Кое-кто относит их к различным видам австралопитеков. "Южные обезьяны" — предмет многочисленных дискуссий, и их происхождение по-прежнему неясно.

"Люси", "южная обезьяна", найденная в 1974 г. Это некоторые фрагменты костей черепа синантропа — одного из "выпрямленных людей". Ученым удалось собрать эти фрагменты в единое целое и восстановить полный череп синантропа. У него были надглазничный валик, как у обезьян, и выдающаяся вперед челюсть. Вдоль верхней части черепа тянулся костный выступ, а сзади имелось утолщение в виде своего рода гребня. И черепная коробка, и мозг синантропа крупнее, чем у гомо хабилиса.

История "Люси"

В 1974 г. американский антрополог Дои Джохансен сделал выдающееся открытие, откопав на территории Эфиопии останки молодой самки "южных обезьян" ростом чуть выше 1 м. Ее назвали "Люси". Мозг и зубы "Люси" походили на обезьяньи, однако передвигалась она, вероятно, па своих кривых ногах в выпрямленном положении. До этой находки ученые считали, что "южные обезьяны" жили на Земле около 2 млн лет назад. Однако возраст останков "Люси" был определен приблизительно в 3—3,6 млн лет. Значит, "южные обезьяны" появились на планете на миллион с лишним лет раньше, чем считалось прежде.

"Человек умелый"

В то самое время, когда "южные обезьяны" бродили по Африке, бок о бок с ними развивалась другая группа гомипид. Они появились несколько позже, около 2 млн лет назад. Это уже были первые настоящие люди, или "хабилиды". Возможно, предки их — более стройные австралопитеки. Гомо хаоилис ("человек умелый") был примерно того же роста, что и "южные обезьяны", однако обладал более крупным мозгом — около 700 см'. Нам известно, что "человек умелый" пользовался целым набором орудий, в который входили осколки камней, режущие и рубящие орудия (наподобие ножей), скребки, а также "инструменты" для изготовления новых орудий.

Пропавший синантроп

Синантроп — разновидность гомо эректуса. Он жил на территории Китая около 500 000 лет назад. В 30-е гг. XX в. ученые обнаружили богатую коллекцию ископаемых останков этого древнего человека в одной из пещер неподалеку от Пекина. Всего отыскали фрагменты 45 скелетов, в том числе куски 14 черепов, 14 нижних челюстей, 150 зубов, а также кости 14 детей. В 1941 г., незадолго до войны между Америкой и Японией, было решено отправить эти находки в Америку. Ученые не хотели, чтобы столь ценный груз попал в руки японских солдат. Однако кости так и не прибыли в пункт назначения. Они бесследно исчезли но пути к кораблю, который должен был доставить их в безопасное место. Местонахождение останков синантропов 110 сей день неизвестно.

Перед вами фотография черепа "пилтдаунского человека", обнаруженного в Суссексе, Англия, в начале XX столетия. Сегодня он признан одной из величайших мистификаций в истории науки.

Неандертальцы

Еще до того, как последние "выпрямленные люди" исчезли с лица Земли, на ней появился еще один вид человеческих существ. Гомо сапиепс ("человек мыслящий") впервые заявил о себе около 250000 лет назад. Спустя еще 180000 лет (то есть 70000 лет назад) в Европе обосновался неандертальский человек. По сравнению со своими предшественниками неандертальцы были крупнее во всех отношениях, за широким выпуклым лбом прятался мозг, как у современного человека — 1330 см'. Мы многое знаем о неандертальцах. Они жили в эпоху велико-. го оледенения, поэтому им приходилось носить одежду, изготовленную из звериных шкур, и укрываться от холодов в глубине пещер. Средняя продолжительность жизни мужчин была около 30 лет, а женщин 23 года. Многие из них страдали от артрита. Большинство были правшами. Существуют некоторые признаки того, что неандертальцы верили в загробную жизнь: они торжественно погребали умерших и даже возлагали на их могилы цветы.

Охотники за древними людьми. Луис Лики (1903-1972), Мери Лики (р. 1913) и их сын Ричард (р. 1944) обнаружили в Олдовайском ущелье в Танзании множество ископаемых останков древних людей. Их первым важным открытием стала находка австралопитека, прозванного "щелкунчиком". В дальнейшем они открыли первого "человека умелого", а также нашли останки нескольких "выпрямленных людей". В последнее время Ричард Лики занимается раскопками в других районах Африки.
Эти уникальные окаменевшие отпечатки Мэри Лики обнаружила в 1978 г. в Танзании. Их возраст оценивается в 3,75 млн лет, а запечатлелись они в слое вулканической грязи и пепла, который в дальнейшем затвердел. В результате получилось что-то вроде "гипсового слепка" ног наших далеких предков, вышедших прогуляться, — своего рода доисторический "семейный пикник".

Человек, которого никогда не было

В 1912 г. у Пилтдауна в Суссексе, Англия, было обнаружено несколько фрагментов черепа и сломанная челюстная кость древнего человека. В то время находка стала настоящей сенсацией, но вскоре некоторых специалистов начали одолевать сомнения. В 1953 г. пилтдаунские кости тщательно изучили, чтобы определить их возраст. Результат оказался неожиданным. Выяснилось, что челюстйая кость принадлежала орангутангу 500-летней давности, а череп — обыкновенному современному человеку. Кости были покрыты специальным налетом, а зубы аккуратно подпилены, чтобы придать им доисторический вид. Все это оказалось искусной подделкой. Пилтдаунский человек вошел в историю науки как мистификация, разоблаченная лишь спустя 40 лет после того, как она состоялась. Самого "шутника" так и не нашли.

Взгляд в будущее

Голова неандертальского человека

Поначалу эволюция человека происходила очень медленно. Понадобилось почти 7 млн лет, прошедших с момента появления наших древнейших предков, чтобы человечество достигло стадии, на которой оно научилось создавать первые наскальные рисунки. Но стоило только "человеку мыслящему" прочно обосноваться на Земле, как все человеческие способности начали стремительно развиваться. За какие-то 100000 лет, отделяющих нас от первых наскальных рисунков, человек превратился в господствующую форму жизни на Земле. Нам даже удалось покинуть родную планету и приступить к освоению космоса.

Трудно сказать, какими станут люди спустя 10000 лет, однако можно с. уверенностью утверждать, что они сильно изменятся. Мы вообще очень изменились за последние 400 лет, и даже с начала нынешнего столетия. Сегодняшний солдат вряд ли поместился бы в рыцарские доспехи образца XV в. Средний рост средневекового воина равнялся 16^ см. В наши дни средний рост британских военнослужащих 172 см. Нынешняя супермодель нипочем не смогла бы втиснуться в платье, которое носила се прапрабабушка. Даже если бы ей удалось довести свою талию до 45 см, как у ее родственницы викторианской эпохи, она все равно оказалась бы на 30 см выше! Если наша эволюция продолжится в том же направлении, в каком она шла до сих пор, наши лица станут все более плоскими, а нижняя челюсть будет уменьшаться. Мозг наш сделается крупнее, а сами мы, по всей видимости, еще подрастем. Ну а поскольку многие из нас. предпочитают сидячий образ жизни, возможно, что и наша, так сказать, нижняя часть туловища тоже увеличится!

Когда эпоха великого оледенения подошла к концу, современные люди начали переходить к новому образу жизни. Со временем они стали основывать поселения, где возникали крупные общины. Близилась заря цивилизации. 10000 лет назад во всем мире насчитывалось всего около 10 млн людей. Однако примерно 4000 лет назад их число стало быстро увеличиваться. К 55-му г. до н.э., когда Юлий Цезарь вторгся на Британские острова, население земного шара достигло 300 млн человек. Сегодня оно составляет уже 4 млрд и продолжает расти.

"Южные обезьяны", возможно, уже пользовались камнями и костями в качестве орудий, однако "умелые люди" первыми научились эти орудия изготовлять. Осколок камня, зажатый между большим и всеми остальными пальцами, служил неплохим режущим инструментом. Ьолее плоские камни, вероятно, использовались для соскребания мяса с костей. Орудия с острыми краями изготовляли при помощи каменных отбойников. Гомо эректус изобрел уже более современные орудия: их делали из осколков кремня. Еще более тонкие "инструменты" создавали неандертальцы. Они обрабатывали осколки кремня при помощи других каменных орудий, которые держали уже двумя пальцами — большим и указательным.

"На голову выше"

Недавние исследования показали, что наши предки перешли к прямохождению, то есть ходьбе на двух ногах, вероятно, для того, чтобы не перегреваться. На знойных африканских равнинах, 4 млн лет назад, ходьба на двух ногах давала им ряд преимуществ. Человеку в выпрямленном положении солнечные лучи падали вертикально на голову, вместо того чтобы "поджаривать" ему спину. Поскольку макушка головы имеет гораздо меньшую поверхность, открытую для солнца, чем спина, наши предки должны были меньше перегреваться. Значит, они меньше потели, а стало быть, для выживания им требовалось меньше воды. Это позволило древним людям стать "на голову выше" прочих животных в борьбе за существование.

Вот так, по мнению ученых, выглядели наши давно исчезнувшие родственники. Как видите, наши предки постепенно становились выше и чем дальше, тем меньше походили на обезьян.

Где должны быть волосы

Переход к прямохождепию имел и другие важные последствия. К примеру, двуногое животное больше не нуждалось в густом волосяном покрове, который уберегал прочих обитателей саванн от безжалостных солнечных лучей, обрушивавшихся на их спины. В результате, если не считать волос, прикрывавших часть тела наших предков, наиболее подверженную воздействию солнечного тепла — а именно голову, — они превратились в пресловутых "голых обезьян".

Благотворная прохлада

Начав передвигаться на двух йогах, древние люди как бы приоткрыли еще одну крайне важную "эволюционную дверь". В выпрямленной позе гораздо большая часть тела животного отдаляется от раскаленной почвы, а стало быть, и от жара, который та испускает. Как следствие, тело и голова с содержащимся в ней мозгом перегреваются значительно меньше, чем если бы они располагались ближе к земле. Прохладный ветер, гуляющий, как правило, в 1—2 м над землей, обеспечивал дополнительное охлаждение организма.

Человек, который пришел с холода. 19 сентября 1991 г. в наш мир вернулся человек, чей возраст составляет 5300 лет. Двое туристов, гулявших в Австрийских Альпах, внезапно натолкнулись на торчавшее изо льда тело мужчины. На теле сохранились обрывки одежды, на ногах обувь, рядом оказались колчан с двумя стрелами, топор, кремень для высекания огня, маленький кремневый кинжал, нечто вроде сумки или рюкзака, набор иголок и масса охотничьего снаряжения. "Ледяной человек"—самый древний из всех когда-либо найденных трупов. Он жил на Земле почти за 1000 лет до того, как египтяне начали строить свои пирамиды, и за 3000 лет до появления первых римлян.

Когда ученые создали мощные суперкомпьютеры, им пришлось снабдить их специальной системой охлаждения. Ведь большие компьютеры работают очень интенсивно и при этом выделяется огромное количество тепла. Его необходимо удалять, чтобы компьютер не перегревался. То же самое происходит и с мозгом. Перейдя к прямохождению, наши предки тем самым переместили собственный мозг в более прохладную среду, а это, в сочетании с весьма эффективной "системой охлаждения", позволило мозгу развиться в более крупный и деятельный.

Использовались материалы сайта Теория эволюции как она есть


Вводную часть к этой статье можно почитать отдельно на другой странице.
(Дата написания статьи - 2013 год).

Развитие библейской критики

Рождение и развитие библейской критики в качестве научной дисциплины приходится на эпоху Просвещения - период, замечательный ниспровержением сакральных идолов.

Бенедикт Спиноза 

spinozaОснователем библейской критики считается известный рационалист, философ-пантеист Бенедикт (Барух) Спиноза (1632 - 1677), намного опередивший протестантскую тюбингенскую школу. Спиноза опровергал Моисеево авторство Пятикнижия. Он обратил внимание на туманные высказывания еврейского богослова XI века Ибн-Эзры, который побоялся об этом писать прямо и зашифровал свои предположения.  Занявшись расшифровкой записей Ибн-Эзры, Спиноза впервые в истории начал систематическое изложение критического анализа Библии. Библейская критика Спинозы была изложена в его известном труде под названием "Богословско-политический трактат", опубликованном в 1670 г.

Спиноза занимался критикой не только Пятикнижия, но и других книг Библии. Он предполагал, что книги Библии писались позднее традиционных датировок, и вообще весь канон был составлен достаточно поздно: в эпоху Маккавеев. Такие предположения нарушали как иудейскую, так и христианскую традиции, согласно которым библейские книги писались в древности теми же авторами, чьими именами названы эти книги.

Документальная гипотеза

Wellhausen

Спиноза предполагал, что Пятикнижие было составлено книжником Ездрой в вавилонском плену в VI в. до н. э. на основе источников различных авторов. В начале XVIII века лютеранин Хенинг Виттер (1683 - 1715) и католик Жан Астрюк (1684 - 1766) в отдельности друг от друга начали разрабатывать гипотезу о том, что Пятикнижие составлено из нескольких разных  источников.

В дальнейшем этой гипотезой занимались ряд других исследователей. Из них наиболее известны Карл Граф (1815 - 1869) и Юлиус Вельгаузен (1844 - 1918), чьими именами была названа документальная гипотеза происхождения Пятикнижия, в основных положениях принятая современными библеистами. Согласно этой гипотезе Пятикнижие является синтезом четырёх традиций, развивавшихся в разные столетия и в разных условиях. Эти традиции, четыре источника Пятикнижия, называются и обозначаются сейчас в библеистике буквами J (Ягвист), E (Элогист), D (Второзаконие), P (Священнический или Жреческий кодекс).

Критика других книг Библии

Аналогичным исследованиям были подвергнуты другие книги Библии. Например, выяснилось, что большая часть псалмов писалась во времена второго храма, то есть намного позднее, чем жил царь Давид, которому традиционно приписывалось авторство всего Псалтыря. Книга Пророка Исайи тоже оказалась составлена из источников разного времени и писалась не одним, а несколькими авторами.

Книги Нового Завета также подверглись критическому анализу. В частности, было подвергнуто сомнению авторство апостола Павла послания к евреям.

Теория источников синоптических евангелий

В 1832 году богослов Фридрих Шлейермахер (1768 - 1834) предположил, что авторы евангелий Матфея и Луки пользовались источником, называемым "логиями Христа" или "источником Q (квелле)". По мнению Шлейермахера и последующих исследователей источник квелле упоминался Папием Иерапольским, когда он сообщил, что Матфей записал изречения Иисуса на еврейском языке (евангелия написаны на греческом).

В дальнейшем эту теорию обосновал Генрих Гольцманн (1832 - 1910) и другие. Они показали, что в основе текстов Матфея и Луки лежат евангелие Марка и источник квелле. Эта концепция происхождения синоптических евангелий называется теорией двух источников. Теория двух источников является достаточно принятой в современный библеистике, хотя обсуждаются ещё более сложные версии.

Фердинанд Христиан Баур и Тюбингенская школа

BaurРадикальной библейской критикой известна Тюбингенская школа теологии (более точно её называют "новой Тюбингенской школой", поскольку ей предшествовала старая школа, более традиционная). Её основатель Фердинанд Христиан Баур (1792 - 1860) обнаружил в книгах Нового Завета противоборство двух направлений - "петризма" и "паулизма".

"Петризм" (по имени апостола Петра) проявлялся в близости раннего христианства к иудаизму. Позднее историки назвали это явление "иудеохристианством". Оно выражалось, в частности, в соблюдении первыми христианами предписаний закона Моисея. "Паулизм" (по имени апостола Павла) проявлялся в тенденции к обособлению и отделению ранних христиан языческого происхождения от иудаизма. В частности, это выражалось в отказе от исполнения предписаний закона Моисея.

В дальнейшем подавляющее большинство христиан составили язычники, и в христианстве возобладал вектор, заданный "паулизмом". Христиане не только отделились от иудаизма, но стали проклинать иудеев и запрещать соблюдение традиций, связанных с законом Моисея. Кроме того, богословие Павла, мало похожее на евангельское учение Иисуса Христа, стало официальной доктриной церкви, в результате чего было догматизировано учение о первородном грехе и об искуплении.

Раннее христианство не было монолитной религией. Оно состояло из разных групп христиан, традиции и верования которых совершенно не были идентичны друг другу. Фердинанд Христиан Баур был первым, кто на основе изучения книг Нового Завета обратил внимание на неоднородность раннего христианства в виде борьбы "петризма" и "паулизма".  Его основная работа, опубликованная в 1835 году,  носила название "Христианский гносис, или христианская философия религии в ее историческом развитии".

Тюбингенская школа теологии оставила заметный след в истории как богословское направление, развивавшее рационалистическую критику. Она оказала влияние на дальнейшие стремления исследователей найти историческую правду о возникновении христианства, свободную от мифологии, сверхъестественного и позднейших догм.

Поиски исторического Иисуса

Особым этапом в истории критического изучения Библии являются усилия рационалистических авторов, либеральных богословов и историков обнаружить методами исторической науки реальный образ Иисуса Христа.

Герман Самуэль Реймарус

Герман Самуэль Реймарус

Первым рационалистическую критику в отношении Нового Завета применил немецкий просветитель Герман Самуэль Реймарус (1694 - 1768).  Он был представителем теории естественной религии. Его посмертно опубликованный труд "Апология или оправдание разумного почитателя Бога”, созданный под влиянием Спинозы и философов-деистов, резко критикует христианскую доктрину, утверждает земное происхождение исторической религии, отрицает чудеса после создания вселенной, рассматривая это создание единственным чудом.

По-видимому, Реймарус первый в христианской культуре заявил, что евангельский образ Иисуса Христа не соответстветствует историческому. Реймарус считал, что Иисус был обычным иудеем, религиозным лидером, представление которого о самом себе соответствовало поздним иудейским мессианскими верованиям. Иисус не хотел основать какое-то принципиально новое учение или ввести новые религиозные церемонии. Он лишь призывал израильтян к покаянию. В результате этого покаяния должно было наступить царство Бога, и тогда иудеи были бы освобождены от гнёта Римской Империи.

Постепенно, считал Реймарус, Иисус поверил, что его смерть может ускорить наступление царства Бога. Реймарус полагал, что обращённый к Богу вопль Иисуса на кресте "Для чего ты оставил меня?" свидетельствовал о том, что Иисус ошибся. По смерти Иисуса ученики украли его тело и заявили, что он воскрес. Затем вера в освобождение от политического гнёта Израиля заменилась верой в духовное искупление. Так церковь исказила историческую правду.

Реймарус не осмелился выступить со своими исследованиями публично. После его смерти его дети передали  рукописи отца Лессингу Готтхольду Ефраиму (1729 - 1781), который издал их часть в 1774 году. Не объявляя имени автора, он заявил, что рукописи были найдены в Вольфенбюттельском замке, откуда произошло название публикации "Вольфенбюттельские отрывки". Лишь в 1814 году сын Реймаруса сообщил, что автором этих отрывков являлся его отец.

Работа Реймаруса вызвала интерес к теме поисков исторического Иисуса, которые были продолжены другими исследователями.

Фридрих Шлейермахер

SchleiermacherФридрих Шлейермахер (1768 - 1834)  стал первым профессором теологии, который начал открыто читать лекции об Иисусе Христе, противоречащие традиционной христианской доктрине. Теология Шлейермахера в целом ставила в основу религии внутренний духовный опыт человека. Вероучительные доктрины и культовые действия в теологии Шлейермахера не являются основой религии, они не столь важны, как опыт божественного присутствия, рождающийся от переживания единства со всем мирозданием.

Этот общий подход Шлейермахера к религии определяет и его отношение к вопросу, кем был Иисус Христос. Шлейермахер не принимал Иисуса в качестве богочеловека в том смысле, как это утверждает традиционная церковная доктрина. Шлейермахер понимал Иисуса как человека, который пережил абсолютное единство с Божественным. Иисус может считаться человеком, в котором пребывал Бог, и это переживание единства с Богом делало его примером того, что люди могут обрести аналогичный опыт.

Взгляды Фридриха Шлейермахера оказали сильное влияние на развитие либеральной теологии. Он считается основателем этой влиятельной в дальнейшем школы.

Давид Фридрих Штраус

straussДавид Фридрих Штраус (1808 - 1874), последователь Тюбингенской школы, о которой говорилось ранее, стал наиболее значительным автором, который прямо развивал взгляд на евангельские чудесные повествования как на результат мифотворчества. В 1835-1836 годах вышла в свет известная книга Штрауса "Жизнь Иисуса", которая рассматривала евангелия в свете мифологии. Религия, по мысли Штрауса, является продуктом творчества, в котором воображение превалирует над разумом.

Штраус не сомневался в историческом существовании Иисуса как человека, но непорочное зачатие и прочие чудесные явления рассматривал мифическими, а не историческими. Штраус считал, что такие события как детство Иисуса в Назарете, его крещение от Иоанна, избрание учеников, проповедь, борьба с фарисеями и распятие на кресте были историческими. Но они послужили всего-лишь каркасом для евангелий: каркасом, который оброс множеством мифов. Рассматривая эти мифы, Штраус искал похожие параллели в других религиях. Такой подход и сейчас используется историками. Таким образом, Иисус Штрауса был исторической личностью, которая оказалась окружена ореолом мифологии.

Жозеф Эрнест Ренан

Renan

Вторым известным критиком евангельских сказаний, рассматривавшим чудесное в качестве мифологии, после Штрауса стал бывший католик Жозеф Эрнест Ренан (1832 - 1892). Ренан был историком, филологом-востоковедом, семитологом. Он изучал эволюционное развитие религии. Эволюционным подходом была обусловлена также его трактовка евангелий. Свой взгляд на историю Иисуса Ренан изложил в труде "Жизнь Иисуса", опубликованном в 1863 году.

Ренан не верил, что Иисус был Богом, однако, критики считают, что Ренан идеализировал Иисуса как человека. Согласно Ренану Иисус был странствующим проповедником, который своей деятельностью заложил основание будущей новой религии. Опровергая божество Иисуса, Ренан указывал, что ссылки на его божественность в евангелиях встречаются лишь у Иоанна, да и то в тех местах, которые являются наименее достоверными. В трёх синоптических евангелиях нет никаких намёков на божественность Иисуса.

Рождение Иисуса согласно Ренану не отличалось от рождения любого другого человека. Отцом Иисуса был Иосиф, муж Марии. Воспитание и обучение Иисуса были также самыми обычными, характерными для его культуры. И только сознание Иисуса и характер выделили его из числа других людей. По Ренану Иисус имел "высокое познание Божества", которое он почерпнул не в религии, в которой был воспитан, а в своей собственной душе. Ренан полагал, что сознание Иисуса эволюционировало. Однако, учениками Иисуса были наивные люди, которые приукрашивали рассказы о нём плодами своего воображения.

Учение Иисуса заключалось в том, что Бог может быть познан людьми как Отец в значении близости к ним и интереса их нуждами. Иисус был пронизан этой идеей, что Бог является Отцом, поскольку у него был этот собственный опыт понимания Бога. Поэтому, проповедуя Бога в качестве Отца, он проповедовал себя как его сына.

Согласно Ренану встреча Иисуса с Иоанном Крестителем привела к изменению сознания Иисуса: от проповеди высокой нравственности он перешёл к революционным призывам о царстве Бога, являющемся тем идеалом, который созрел в его сознании, и который он хотел осуществить на земле. Однако, это изменение в сознании Иисуса произошло не столько под влиянием Иоанна Крестителя, сколько было собственным эволюционным развитием его мышления.

Такая внутренняя эволюция Иисуса привела со временем его к уверенности, что он является мессией, который должен установить царство Бога. Однако, Иисус понимал, что установление царства Бога не произойдёт без сопротивления: он предвидел раздоры, насилие и свою собственную смерть. Он призывал людей последовать за ним, невзирая ни на что. Такая революционная политика привела его к распятию. Можно сказать, что Иисус Ренана - революционер, хотевший радикальных перемен.

Ренан склонялся к мнению, что Иисус умер на кресте от внезапного разрыва сосуда в области сердца. Ренан особенно известен отрицанием воскресения Иисуса. Вера в воскресение Иисуса возникла по Ренану в результате сильной фантазии, галлюцинации Марии Магдалины, внушению которой поддались ученики. О том, что в действительности произошло с телом Иисуса, Ренан не рассуждает вообще. Ссылаясь на недостаток информации, он оставляет вопрос о теле Иисуса открытым, но решительно отвергает возможность воскресения.


Альбрехт Ритчль и развитие либеральной школы теологии

RitschlС именем богослова Альбрехта Ричля (1822 - 1889) связано развитие знаменитой либеральной школы теологии, включая либерально-теологическое отношение к Иисусу Христу. Характерной чертой этого направления можно считать продолжение линии рационализма, но не просто с целью опровержения традиционной христианской доктрины, а с целью создания новой формы христианской теологии - такой теологии, которая соответствовала бы современному на тот момент мышлению, в особенности соответствовала бы науке.

Исходя из идей, развитых Шлейермахером, Альбрехт Ритчль стремился построить систему богословия, основанную на внутреннем опыте человека, а не на умозрительных доктринах.  Рациональное объяснение традиционно-христианского догмата об Иисусе как Боге Ритчль сформулировал так: "Доктрина о том, что в Иисусе Бог стал человеком, имеет целью привлечь наше внимание к нему. Из этого, впрочем, не следует, что мы все, чтобы стать христианами, обязаны верить в Иисуса как Бога. Напротив, мы должны видеть в нем человека, который действовал на других так, что они признали в нем вочеловечившегося Бога".

Ритчль не принимал доктрину испорченности человека грехом и виновности перед Богом. Страдания Иисуса на кресте согласно Ритчлю было не жертвой за грех, но актом послушания Богу. Целью этого акта было изменение людей, а не изменение отношения Бога к людям. Ритчль отверг таким образом наиболее неприемлемую для современного человека в традиционном христианстве идею, восходящую корнями к язычеству, об "умилостивлении" Бога жертвой за грех.

Нужно отметить, что опровержением этого архаичного верования занимались вполне ортодоксальные богословы, начиная даже с эпохи отцов церкви. Однако, они, в отличии от Ричля, строили учение о спасении именно на доктрине о боговоплощении. Ритчль как рационалист не признаёт боговоплощения в традиционном значении. Согласно Ритчлю, Иисус не является Богом: его можно назвать Богом лишь в переносном смысле, подразумевая, что его божественность заключается в "совершенном общении с Богом" и в единении его воли с волей Бога.

Ритчль занимался реинтерпретацией христианского вероучения, включая христологию, основываясь на науке того времени и изменившейся культуре. Он рассматривал важность Иисуса не в свете вопроса об историчности евангельских событий, а в свете того влияния, какое он оказал на церковь, что отразилось в создании догматов.

Ритчль был одним из самых влиятельных богословов XIX века. Его представления сформировали отдельную ветвь либеральной теологии, названную по его имени Ритчилианской школой.

Бруно Бауэр

bruno_bauerВ то время как либеральная теология стремилась создать новое понимание христианства, в критическом изучении Нового Завета наметилось направление, которое практически полностью отвергало какую-либо историчность описываемых в нём событий.  Это была радикальная критика Бруно Баура (1809 - 1882) и последовавшее затем развитие мифологической школы. Если прежние рационалисты за мифологией евангельских сказаний усматривали наличие каких-то исторических фактов, которые обросли плодами народной фантазии, эти исследователи  вообще отказались рассматривать историчность.

В своих работах "Критика евангелия от Иоанна" (1840) и "Критика синоптических евангелий" (1841 - 1842) Бруно Бауэр изложил критику христианства более радикальную, чем Штраус. По мнению Бауэра в евангелиях нет вообще ничего исторически достоверного. Бауэр полемизировал со Штраусом, противопоставляя свою теорию происхождения христианства мифологическому взгляду.

Согласно теории Бауэра христианское учение создавалось иудейским философом греческой культуры Филоном Александрийским и римским стоиком Сенекой. Филону принадлежит представление о божественном логосе как некоей промежуточной субстанции, своего рода "посреднике", между трансцендентным Богом и материальным миром. Эта идея древнегреческих философов, адаптированная Филоном к иудаизму, нашла отражение в евангелии от Иоанна при объяснении божественности Иисуса Христа, который и называется этим "логосом".

В учении Сенеки и стоиков есть немало пересечений с нравственным учением христианства. Бауэр считал, что апостолькие писания почти дословно списаны у Сенеки. Христианство развивается на базе греческой и римской культур, оно является продуктом греко-римского мира. Именно присутствие в христианстве заимствованных греческих и римских элементов, считал Бауэр, позволило христианству превратиться в мировую религию.

В теории Бруно Бауэра можно усматривать перегибы, но, тем не менее, сам факт существования заимствований в христианстве сейчас общепринят и не отвергается даже в пределах ортодоксальных церквей. Подавляющее большинство современных исследователей принимает также другое утверждение, развиваемое Бауэром вслед за работами Христиана Германа Вейсе (1801 - 1866)  и Христиана Готтлоба Вильке (1786 - 1854): о евангелии Марка как первом евангелии, с которого писались два других синоптические евангелия (эта идея принята в теории двух источников, где евангелие Марка является одним из двух источников, о чём упоминалось выше).

В отношении историчности Иисуса Бауэр поначалу допускает, что какая-то историческая личность могла быть, но затем он переходит к отрицанию историчности Иисуса.

Работы Бауэра привлекли внимание Фридриха Энгельса (1820 - 1895), который интересовался вопросами истории христианства и критикой Библии (он даже занимался интерпретациями эпизодов книги Апокалипсиса). На смерть Бауэра в 1882 году Энгельс написал работу под названием "Бруно Бауэр и первоначальное христианство". По мнению Энгельса Бауэр "разоблачил всю ненаучность и расплывчатость теории мифов Штрауса, пользуясь которой каждый может в евангельских рассказах считать историческим всё, что угодно. И при этом из всего содержания евангелий не осталось почти абсолютно ничего, что могло бы быть доказано как исторически достоверное, - так что можно объявить сомнительным даже историческое существование Иисуса Христа".

Однако, Бауэр был младогегельянцем, "идеалистом" в глазах Энгельса, несмотря на радикализм взглядов, в то время как Энгельс развивал материалистическую критику религии. Согласно Энгельсу христианство создавалось не философами, как считал Бауэр, а народными массами.

Артур Древс и мифологическая школа

drewsМифологичная школа известна полным отрицанием историчности Иисуса Христа. Идеи об этом высказывались некоторыми авторами, начиная с конца XVIII века. Однако систематизатором и популяризатором этой теории считается философ и историк религии Артур Древс (1865 - 1935).

Мифологическая школа возникла как одно из последствий тщетности попыток найти исторически достоверный образ Иисуса средствами науки.  Но это не было единственной причиной.  Мифологическая школа, кроме того, имела под собой религиоведческую базу, появившуюся в результате изучения разных религий.  Теория, представленная Артуром Древсом, рассматривается как развитие предшествовавших гипотез, таких как известного этнографа и историка религии Джеймса Джорджа Фрейзера (1854 - 1941) , создавшего значительный труд "Золотая ветвь", а также историка раннего христианства Джона Маккиннона Робертсона (1856 - 1933) и других.

Теорию мифологичности Иисуса Древс изложил в известной и нашумевшей работе "Миф о Христе" в 1909 году.  В основу теории был положен тот факт, что во многих религиях древности имелась вера в страдающих, умирающих и воскресающих богов.  Древс обосновывает, что в эпоху возникновения христианства люди были готовы поверить в погибающего и воскресающего спасителя. В этих условиях, считает Древс, миф о Христе распространился даже в отсутствии исторического Иисуса.

Древс замечает, что евангельский Иисус имеет мало общего с Христом апостольских посланий. Христос апостолов - это сверхчеловеческое существо, а не простой человек. Древс пишет, что в посланиях апостолов невозможно увидеть "ни одной, хотя бы даже самой маленькой, индивидуальной черточки или детали из жизни Иисуса, которая не имела бы догматического значения и которая указывала бы на то, что [автор текста] считал его исторической личностью, незадолго перед тем умершей на кресте".

Значительная часть книг Нового Завета приписывается апостолу Павлу. Однако, Павел совсем не знал Иисуса лично, и когда он пишет о Христе, он ссылается на Ветхий Завет, в котором видит какие-либо аллегории или пророчества, но не ссылается на самого Иисуса. Противники Павла тоже не ссылаются на самого Иисуса. В результате может казаться, что в апостолькую эпоху никто не знал ничего о человеке Иисусе, на что и указывает Древс.

Рассматривая синоптические евангелия, Древс делает вывод, что они не содержат достоверной картины о реальной жизни Иисуса. По мнению Древса евангелия писались не как исторические произведения, а как духовно-назидательные. Древс указывает также на молчание нехристианских авторов  I - начала II века об Иисусе.  Известное упоминание Иосифа Флавия рассматривается в мифологической теории в качестве позднейшей вставки.

Мифологическая школа активно поддерживалась атеистическими исследователями, причём не только в Советском Союзе, где борьба с религией была государственной идеологией, но и на Западе.  Вместе с этим, даже в советские времена некоторые историки допускали, что человек Иисус всё-таки существовал.

Адольф фон Гарнак

Harnack

На рубеже конца XIX - начала XX веков вклад в либеральный подход представлений об Иисусе и о христианской доктрине внёс крупный представитель либеральной школы теологии, историк церкви и догматики Адольф фон Гарнак (1851 - 1965). В 1901 году он написал работу "Сущность христианства", которая стала одним из самых известных и популярных жизнеописаний Иисуса.

В основе подхода Гарнака лежит различие между "ядром", религией самого Иисуса,  и последующими культурными наслоениями, которые формируют религию об Иисусе. Такие наслоения появляются не только в ходе истории церкви, но и в самом Новом Завете. Гарнак стремился очистить "ядро" от наносных элементов.

Как и его предшественники, Гарнак отвергал евангельские чудеса. Логика отвержения чудес строилась на нескольких аргументах. Во-первых, Евангелия писались в ту эпоху, когда люди ощущали себя окружёнными сверхъестественными событиями. Не имея научного понимания, они истолковывали любые непонятные им явления как чудеса.  Во-вторых, все выдающиеся личности той эпохи после смерти окружались ореолом чудес. В-третьих, происходящие в мире события строго подчинены законам природы, чудес как нарушений этих законов не существует. Наконец, даже если наука не может объяснить некоторые явления, это не означает, что они сверхъестественны. Все необъяснимые события являются следствием естественных причин и объяснения им могут быть найдены.

Согласно Гарнаку Иисус не богочеловек, а величайший человек, который очень глубоко пережил опыт богосыновства. В этом отношении Гарнак повторяет идею Ренана. Веру в воскресение Христа он понимает как следствие необычайного воздействия личности Иисуса и его учения.

Во всех своих работах Гарнак стремился показать, как заповеди Иисуса, не связанные с авторизованными церковными институтами, исторически оказались закованными в доктрины церкви. Он утверждал, что для сохранения учения Иисуса в современном мире необходимо очистить его от догматических церковных представлений, созданных для выживания христианства в элинизированном мире. Подлинную суть религии Гарнак вслед за Шлейермахером и Ричлем видел в этике и опыте духовных переживаний, а не в этих доктринах.

В труде "История догматов" (1886 - 1889) Гарнак рассмотрел развитие догматики в культурном контексте. Он считал, что Лютер задал верное направление отказа от церковных доктрин, взяв за основу веры только Писание. Но Лютер не смог до конца освободить учение Иисуса от всего, что было привнесено в христианство под влиянием культуры.  Гарнак ставил целью полное освобождение первоначальной веры, проповеданной Иисусом, в чём видел продолжение дела начатого Лютером. Об этом он написал: «Надо сохранить и продолжить то, что он начал», иными словами, «освободить» Евангелие от наносных пластов и обрести «простую веру», веру «в того Бога, Которого Иисус Христос называл Своим Отцом и Который является и нашим Отцом».

Альберт Швейцер

ShveicerКрупнейший гуманист и пацифист, удостоенный в 1952 году Нобелевской премии мира, Альберт Швейцер (1875 - 1965) известен прежде всего развитием вопросов этики. Богословские взгляды Швейцера укоренены в либеральной школе теологии. С Адольфом Гарнаком его связывали дружеские отношения. Однако, уникальность взглядов Швейцера состояла в том, что евангельскую этику он усилил этикой благоговения перед жизнью, близкой по духу к этике восточной философии.

Швейцер подытожил поиски исторического Иисуса его предшественников в самой известной своей работе под названием "От Реймаруса до Вреде" 1906 года, которая во втором издании 1913 года вышла под заголовком "История исследования жизни Иисуса".  Проанализировав труды предшественников, Швейцер пришёл к заключению, что исследователи жизни Иисуса часто прибегали к догадкам и психологическим гипотезам. Их мнения выглядели субъективными. В учении Иисуса они часто видели свои собственные взгляды.

Представление Швейцера об Иисусе, как и его предшественников, не сводилось к церковной доктрине. Иисус по Швейцеру - человек, причём несовершенный, которому свойственны заблуждения и ошибки. Швейцер усматривал в действиях Иисуса мотив субъективного ожидания апокалиптических событий.  Иисус пошёл на крест для того, чтобы приблизить эти событий, которые сделали бы явным его мессианство, после того, как его прогнозы о воцарении в период проповеди учеников не осуществились. "Осознав Себя грядущим Сыном Человеческим, - писал Швейцер, - Он налегает на колесо истории, чтобы направить мир к этому последнему перевороту, который должен привести обычную историю к концу. Оно поворачивается — и сокрушает Его".

Швейцер считал, что в учении Иисуса главным является учение о любви, которое погружено в исторически преходящую оболочку культуры иудаизма того времени.  Освобождение от преходящей культурной оболочки самой ценной идеи и дополнение её этикой благоговения перед жизнью, по мнению Швейцера, должно оказать сильное этическое воздействие на людей современного мира.  Швейцер не называет Иисуса сыном Бога, но утверждает, что в нём "Бог явил себя как воля к любви", и что через единение со Христом совершается единение с Богом.

Считается, что Швейцер завершил период поисков исторического Иисуса.  В середине XX века появились работы, названные "новыми поисками исторического Иисуса". Однако, эти работы гораздо менее известны и не воспринимаются в качестве веховых, оставивших значительный вклад в истории, как это произошло с описанными выше авторами (хотя это не все авторы) и их трудами.

Рудольф Карл Бультман, критика форм и демифологизация

bultmannФактически итогом поисков исторического Иисуса стал вывод о том, что  историки и библеисты средствами науки не могут узнать, кем был Иисус на самом деле. Этот вывод нашёл отражение в трудах теолога и библейского критика Рудольфа Карла Бультмана (1884 - 1979), который предложил перейти от выяснения вопроса, кем был Иисус, к выяснению вопроса, во что верили ранние христиане. Евангелия, согласно Бультману, являются отражением того, во что верили ранние христиане.  Сколько там исторической правды, на этот вопрос найти ответ затруднительно.  Но именно вера ранних христиан содержит в себе то самое важное в христианстве, что нужно открыть современному человеку.

С целью найти эту основу христианского благовестия ("керигму") и донести её людям современного мира Рудольф Бультман параллельно с Мартином Дибелиусом (1883 - 1947) разработал метод, названный критикой форм. Этот метод вошёл в современную библейскую критику. Его применяют в отношении как Нового Завета, так и Ветхого.

Применительно к исследованию Нового Завета критика форм Бультмана основывалась на том, что в периоде между распятием Иисуса (около 30 года) и написанием евангелий (между 65 и 100 годами) изречения Иисуса и сказания о нём передавались ранними христианами либо устно, либо посредством не дошедших до нас текстов. Бультман искал небольшие единицы текста (перикопы), из которых состоят евангелия, определял их жанры, в соответствии с чем пытался выяснить их функцию в христианской общине ("место в жизни"). Эта функция, определяющая ответ на вопрос, зачем писались данные тексты, могла быть проповеднической, вероучительной, богослужебной и полемической.

Бультман поставил задачу посредством критики форм осуществить демифологизацию. Демифологизация заключалась в том, чтоб отделить керигму раннехристианской общины от мифологической оболочки, характерной для ментальности людей той культуры, в которую она оказалась заключена в евангелиях. Бультман указывал, что эта мифологическая оболочка не соответствует мышлению современных людей. Традиционное христианское вероучение не соответствует представлениям людей XX века. Но мифологию христианства следует не просто отбросить, а реинтерпретировать на языке, понятном современному человеку. Этим языком у Бультмана стала экзистенциальная философия.

"Демифологизация избирает в качестве критерия современное мировоззрение, - писал Бультман. - Демифологизировать - это не значит отвергать Писание или христианство вообще, это значит отвергнуть все мировоззрение Писания, бывшее просто мировоззрением своей эпохи, которое слишком часто удерживается в христианской догматике и церковной проповеди. Демифологизировать – это значит не согласиться с тем, что информация Писания или Церкви должна быть связана древним мировоззрением, которое уже давно устарело".

Основными, наиболее значимыми работами Бультмана являются: "История синоптической традиции" (1921), "Новый завет и мифология. Проблема демифологизации новозаветного благовестия" (1941), "Евангелие Иоанна" (1941), "Теология Нового Завета" (1953) и другие.

Большинство исследователей приняли тезис Бультмана о том, что евангельская традиция является результатом творчества раннехристианской общины. Консерваторы, однако, испугались вывода, что евангелия почти не дают возможность узнать историческую правду.

Критика форм с некоторыми ограничениями была усвоена католической теологией, хотя идея демифологизации Бультмана подверглась осуждению со стороны консервативных протестантов.  Некоторые положения теории Бультмана даже нашли отражение в документах Второго Ватиканского собора.


Spong

Заключение. Библейская критика произвела революцию в понимании Библии. Она не просто разрушила прежние взгляды об авторстве священных книг, но показала культурно-историческую эволюцию религии. Религиозные представления оказались не заданными свыше сразу в готовой форме, а развивающимися постепенно и отражающими мышление и условия, в которых находились люди. На это развитие оказывали также влияние культура и религии окружающих народов.

В свете изложенного понятно, почему религиозные фундаменталисты восстали против научного изучения Библии, обвинив исследователей и теологов, применяющих библейскую критику, в отступлении от веры. Особенно непримиримыми в отношении библейской критики оказались протестантские фундаменталисты, которым казалось, что библейская критика подрывает основы их веры в боговдохновенность.

Вера в развитие религии, однако, не нарушает веры в бытие Бога и Его участие в истории человечества. Бытие Бога означает, в числе прочего, Его присутствие в процессе развития религиозных взглядов и формирования священных текстов. Человечество, таким образом, постепенно постигает те или иные истины, или, говоря более религиозным языком, допустимо сказать о постепенном откровении, даруемом Богом через историю.

Библейская критика была принята либеральными богословами, стремящимися идти в ногу со временем и хотевшими видеть христианство не архаичным, а современным. Вслед за либеральными протестантами библейская критика была принята в католичестве, хотя и с оговорками не впадать в "крайности модернизма".

Современная католическая теология принимает ключевой вывод научной библейской критики (на который опирался в частности Бультман) о том, что письменной фиксации преданий веры в Библии предшествовали периоды их устной передачи, а также различные записи, послужившие источниками для написания библейских книг. Католики связали эти предшествующие созданию библейских книг этапы с ролью Священного Предания, не менее важного для них, чем Писание, в формировании веры церкви.

Католическая экзегетика занимается выделением различных жанров библейских текстов и определением их функций в жизни древней религиозной общины, особенно  в отношении Ветхого Завета. Такая работа производится с целью интерпретации текстов, не соответствующих современной научной картине мира.  К примеру, благодаря подобным интерпретациям в католичестве практически общепринято признание эволюционизма, что было невозможно, когда описание сотворения мира понималось буквально, а не как особый библейский жанр, свойственный древней культуре.

В меньшей мере, чем в католичестве, но всё же принимается библейская критика и в православии.  В частности, о возможности применения библейской критики в отношении текстов Ветхого Завета говорил известный церковный мыслитель Антон Карташёв.

Применение библейской критики внутри церквей в определенной степени ограничено их вероучением. Критика Ветхого Завета сравнительно легче принимается в церковных кругах, нежели критика Нового. Поскольку именно в Новом Завете сосредоточены основные христианские доктрины, иерархи церквей и консервативные верующие болезненно относятся к любым попыткам пересмотреть традиционные основы веры.

К примеру, такой выдающийся христианский просветитель как Александр Мень проводит демифологизацию ветхозаветних текстов, отказываясь интерпретировать описанные в нём сверхъестественные события буквально. Однако, когда доходит до жизни Иисуса Христа, Мень, как православный верующий, утверждает, что евангельские чудеса, такие как, в частности, непорочное зачатие и воскресение Иисуса, должны приниматься согласно древней церковной традиции.

Либеральные протестанты, которые являются христианами в наибольшей мере свободными от традиции и церковного авторитета, принимают и используют библейскую критику более радикально (констатируем это, оставляя в стороне полемику, хорошо это или плохо, какие есть преимущества и недостатки у такого подхода).

Благодаря развитию теологии протестантизма в современном богословии возникло множество новых неортодоксальных движений. Отчасти они преемственны либеральной теологии, но некорректно их называть этим термином. Хотя в интернете можно встретить использование словосочетания "либеральное богословие" в самом широком смысле, научная литература применяет термин "либеральная теология" по отношению к конкретной школе XIX - начала XX века, которая упомянута в данной статье. Исторически эта школа уже прекратила своё существование, однако, некоторые её идеи живы поныне и оказывают влияние на богословскую мысль.

Можно сказать, что либеральная теология дала толчок множеству новых движений. В определённой мере она оказала влияние на диалектическую теологию, которая ей оппонировала и которую относят к неортодоксии. Однако, неоортодоксия - это уже не классическая ортодоксия. В частности, Бультман с его теорией демифологизации тоже считается представителем неоортодоксии. Неоортодоксальные теологи принимают основные тезисы, вытекающие из библейской критики, и уже не трактуют Библию столь буквально, как делали это основатели протестантизма, и как делают это современные протестантские фундаменталисты.

Либеральная теология вместе с диалектической оказала влияние на развитие направлений теологии, которые принято объединять терминами "радикальная теология", "новая теология" или же "секулярная теология". Иногда эти направления рассматриваются в качестве составляющих так называемой "теологии родительного падежа", иногда их также относят к "теологии постмодернизма". Но никогда их не смешивают с либеральной теологией. Все эти более поздние направления богословской мысли имеют другое содержание, в других исторических условиях и на другом этапе развития культуры.

Важность влияния либеральной теологии вместе с изысканиями других библейских рационалистов, которые упомянуты в данной статье, на множество современных богословских течений заключается, по моему мнению, в двух аспектах. Во-первых, в реинтерпретации Библии, основанной на очищении её в той или иной форме от мифов и устаревших воззрений. Во-вторых, в акцентировании социальных вопросов. В дальнейшем путём использования библейской критики это приводит к ниспровержению сакрализации (оправдания Библией) любой дискриминации (бедных, рабов, чернокожих, женщин, гомосексуалов, всех подвергаемых маргинализации).

Данная статья писалась в качестве изложения развития критического изучения Библии как такового в контексте утверждения в нашей культуре научного мышления, то есть как результат общего исторического процесса "расколдовывания мира".  Как основной вывод, можно констатировать факт, что современному человеку делается тесно удерживаться в рамках менталитета людей тысячелетней давности. Поэтому исследователи Библии стремятся разнообразными способами понять и интерпретировать её тексты более рационально, сообразно мышлению современного человека.

Более новые направления богословия, а также развитие социальных проблем в современной теологии требуют рассмотрения в отдельных статьях, чем я надеюсь заняться в будущем.

О возможности совмещения библейской критики с ортодоксальной верой см.: Александр Мень. Библейская наука и проблема боговдохновенности

Елена Преображенская (с), на основе статей из перечисленных ниже источников:

Использованная литература

* Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978

* Философская Энциклопедия:  В 5 т. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970

* Новая философская энциклопедия:  В 4 т. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001

* Новейший философский словарь:  3-е изд., исправл. - Мн.: Книжный Дом, 2003

* Смирнов М. Ю.  Реформация и протестантизм:  Словарь. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2005

* Мень А.  Библиологический словарь:  В 3 т. — М.: Фонд имени Александра Меня, 2002

* Александр Мень. История религии: В поисках Пути, Истины и Жизни: В семи томах. — М.: СП «Слово», 1991. // Вопросы библейской критики наиболее подробно изложены в  Приложениях Т. 2: Магизм и Единобожие: Религиозный путь человечества до эпохи великих Учи­телей.

* Крывелев И. А. Книга о Библии.  М.: Издательство социально-экономической литературы, 1958