Суббота
16.12.2017
00:40
Приветствую Вас Гость
RSS
 
Свет знания
Главная Регистрация Вход
Мои статьи и переводы (изучение религии) »
Поиск

Вася Обломов

Меню сайта

Категории раздела
Эпоха современности [6]
Социальные и религиозные движения современной эпохи
Биографии [4]
Биографические статьи
Контрацепция и аборт [13]
Религиозные взгляды на контроль рождаемости и аборты
Избранное старое [40]
Избранные старые статьи (остальные переехали в блог "Записки бунтаря")
. [0]

Ссылки
    Modern Church: Liberal faith in a changing world
Другие полезные ссылки см. в каталоге через меню сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Время жизни сайта

Главная » Файлы » Избранное старое [ Добавить материал ]

Религиозность без религии (окончание)
14.11.2009, 12:50

Вернёмся теперь снова к статье Мочалова:

«Религиозность отдаленно напоминает отношение к религии , который, как отмечают современные исследователи, хотя и был религиозен, в то же время ни в какой особой религии не нуждался. По духу гораздо ближе к . Гёте, который, как писал Энгельс, «неохотно имел дело с «богом»; от этого слова ему становилось не по себе; только человеческое было его стихией».

Отметим, что на Аристотеле, несмотря на то, что он не нуждался ни в какой религии, строилась вся теология средневековья. Пять доказательств бытия Бога построены на аристотелизме. Что касается Гёте, то он был пантеистом. С каким же Богом он, как , «неохотно имел дело»? С трансцендентной антропоморфной личностью, отделённой от мира!

Очевидно, что Вернадский ощущал присутствие Бога во Вселенной как переживание Красоты, Гармонии, Разумности мироздания. Не случайно же он сравнил свои переживания с пантеизмом и гилозоизмом! Таким образом, утверждение, что религиозность Вернадского несопоставима с религией масс, совершенно верное. Однако вывод, что эта религиозность вообще не является религиозной по сути, к которому старательно подводит автор, неверен. Религиозность имела место хотя бы потому, что он сам прямо говорит об этом. Но эта религиозность была неизмеримо глубже и богаче, чем те формы, которые присущи широким массам в рамках организованных религиозных структур. Это религиозность, основанная не на традиции или догме, а на глубоком личном внутреннем переживании.

В заключении мне бы хотелось упомянуть ещё одну характерную статью. Это статья Т.И.Грековой «О вере и неверии людей науки». Вся эта статья направлена на то, чтобы противопоставить рационально-научное мировоззрение церковному догматизму и суевериям. Разум учёных идёт впереди слепой веры, впереди подчинения авторитетам, впереди почитания традиций. Учёные, да и вообще любые глубоко думающие личности, если они приходят в церковь, оказываются «белыми воронами» среди широких масс верующих. И на этом основании Грекова отказывает им в праве называться верующими. Вера для неё – синоним церковности вместе со всеми стереотипами мышления, которые приняты в церкви.

«…необходимо разобраться, — пишет Грекова, — кого следует считать верующим. К сожалению, «Атеистический словарь» такого определения не дает. По церковным же представлениям верующим считается только тот, кто воцерковлен, то есть признает догмат веры, посещает церковь и соблюдает религиозные обряды».

Несомненно, представители церкви согласятся с таким определением! Но значит ли это, что они правы, и что вся вера и религиозное чувство «заперты» в стенах храмов, а у нецерковных людей их нет?

Рассматривая религиозность , Грекова пишет:

«Можно ли считать верующим человека, отрицающего и веру в Бога, и религиозные обряды? Человека, который считает, что «христианство исключает свободу искания истины» и выступает против распространения религиозной литературы, так как она «дурно влияет на народ и вообще на людей, развивая мистицизм, развивая какое-то принижение, покорность перед своим положением «волей божьею»? Полагаю, что нет».

Затем, анализируя религиозность , , , Филатова и архиепископа Луки, она подчёркивает несоответствие в больше или меньшей степени их представлений церковным стереотипам, и пишет:

«…рукопись хирурга-архиепископа Луки «О духе, душе и теле» не только отказалась утвердить в качестве диссертации на богословскую степень, но даже опубликовать. Профессор гомилетики А.Ветелев, высоко оценивший (по крайне мере, посмертно) проповеднический талант владыки, признал этот труд слабо аргументированным с богословских позиций. Члены Ученого совета МДА сочли, что «люди, приходящие в церковь из науки, тащат с собой слишком много реализма «. С этим утверждением трудно не согласиться. Научные истины и религиозные догмы не имеют в сознании верующих ученых внутренней связи, не образуют подлинного единства».

Я бы сказала более того: не только учёные, но и множество простого народа в наши дни по сути уже давно не верит ни в какие догмы. Возможно, большая часть тех, кто считает себя верующим в церковном смысле, их не отрицает. Но вместе с тем, большинство о них глубоко не задумывается: люди просто твердят символ веры, но это дань традиции, это просто некий установленный порядок, но это не их личная вера, не их собственное убеждение. Никто, кроме закостенелых консерваторов и фундаменталистов, не придаёт этим догмам существенного значения. Догмы уже давным-давно не играют в жизни большинства верующих людей то значение, которое им придавали ранее.

И ещё одно. «Как правило, они (учёные) относят религию к сфере этических проблем, то есть области, пограничной между разумом и чувствами» – пишет г-жа Грекова.

Однако обратись она к писаниям ветхозаветных пророков да и к проповедям Христа в Евангелиях, она бы увидела существенную разницу между её представлениями о вере и религиозности, опирающимися на церковные стереотипы, и их учением, ибо именно этические, нравственные ценности, а не догмы или традиции, являются центром их учения. Милосердного самарянина (фактически почти язычника!), а не правоверных священников и левитов ставит Иисус в пример.

Разницу эту между учением церкви и учением Христа заметил ещё в своё время Толстой, когда написал:

«… так называемое церковно-христианское учение не есть цельное, возникшее на основании проповеди одного великого учителя учение, каковы буддизм, конфуцианство, таосизм, а есть только подделка под истинное учение великого учителя, не имеющая с истинным учением почти ничего общего, кроме названия основателя и некоторых ничем не связанных положений, заимствованных из основного учения.

… В Галилее и Иудее появился великий мудрец, учитель жизни, Иисус, прозванный Христом. Учение его слагалось из тех вечных истин о жизни человеческой, смутно предчувствуемых всеми людьми и более или менее ясно высказанных всеми великими учителями человечества: браминскими мудрецами, Конфуцием, Лао-Тзе, Буддой

… Вера эта есть то учение Христа, которое было скрыто от людей лживым учением Павла и церковью. Стоит только снять эти покровы, скрывающие от нас истину, и нам откроется то учение Христа, которое объясняет людям смысл их жизни и указывает на проявление этого учения в жизни и дает людям возможность мирной и разумной жизни.

Учение это просто, ясно, удобоисполнимо, одно для всех людей мира, и не только не расходится с учениями Кришны, Будды, Лао-Tзe, Конфуция в их неизвращенном виде, Сократа, Эпиктета, Марка Аврелия и всех мудрецов, понимающих общее для всех людей одно назначение человека и общим всем, во всех учениях один и тот же закон, вытекающий из сознания этого назначения, — но подтверждает и уясняет их.

… Устройство жизни всех людей будет хорошо только тогда, когда люди … будут заботиться только о том, чтобы каждому перед своей совестью исполнить требование своей веры.

… Вера же эта существует в чистом христианстве, совпадающем со всеми учениями мудрецов древности и востока. И я думаю, что именно теперь настало время этой веры, и что лучшее, что может человек сделать в наше время, это то, чтобы в жизни своей следовать учению этой веры и содействовать распространению её в людях.». (Лев Толстой. Почему христианские народы вообще и в особенности русский находятся теперь в бедственном положении).

Ошибка таких атеистов как Мочалов и Грекова состоит в том, что они ставят знак равенства между церковностью, традицией и догмой, с одной стороны, и религиозностью, с другой. Но знака равенства быть не может. Религиозность – понятие неизмеримо более широкое и глубокое, чем понятия церковности, традиции и догмы.

Формы религиозности многообразны, и в различные периоды истории и в различных обществах они различны. Сейчас настало время разрушения церковных стереотипов, время размывания границ между конфессиями и религиями и, более того, время, когда становится возможна «религиозность без религии». Внутренний мистический опыт переживаний таких учёных как Вернадский, Циолковский, Эйнштейн ярко иллюстрируют это.

Елена Преображенская (с)

Категория: Избранное старое | Добавил: Klara
Просмотров: 1077 | Загрузок: 0
Перевести

Лев Толстой

Избранные страницы

Моя сеть
ОСНОВНЫЕ САЙТЫ


Социальные сети
Мои страницы в социальных сетях (тематические, не персональные)
Страница в Фейсбуке: Прогрессивная религия

Страница в ВКонтакте: Независимый исследователь
Страница в Google+: Прогрессивная религия

Моя рассылка
Изучение религии в современном мире: Религиоведческий, социологический, культурно-исторический взгляд.