Четверг, 03.12.2020, 07:38
Приветствую Вас, Гость

22:38
Христианство и феминизм (сексуальная эксплуатация)

Христианство и феминизм. Продолжу начатые на днях размышления. Можно немало сказать о различных вопросах феминизма. Все они важны, но я в особенной мере разделяю борьбу с сексуальной эксплуатацией. Как ни странно, эта тема вызывает непонимание не только в либеральных кругах, но и христиане в нашем обществе часто оказываются к ней равнодушны. Возможно, либерально настроенные верующие боятся показаться "ханжами" в глазах светских либералов, а консервативные верующие считают, что достаточно традиционного знания о Божьих заповедях, а всякие феминистки от церкви только уведут.

Я не разделяю такие точки зрения. Я поняла, что феминистки оказались пророческим голосом в наше время. Если же кто-то мне возразит, что встретили в феминистках что-то странное и неприемлемое, то я отвечу: разве среди христиан мы не встречаем неприемлемых крайностей? Люди разные и крайности бывают всюду. Но я хочу говорить о том, что мне лично кажется ценным.

С наступлением сексуальной революции среди феминисток обозначились две позиции: секс-позитивный феминизм отстаивал раскрепощение, в то время как секс-негативный феминизм увидел проблему сексуальной эксплуатации женщин. Как раз вторая позиция мне больше близка. Хотя в наше время острота раскола между этими направлениями снизилась, все же различия в позициях или акцентах внимания продолжают существовать. Возможно, в нашей стране это особенно актуально в связи с тем, что либералы часто поддерживают первую позицию и не понимают вторую. Тем важнее объяснить вторую точку зрения.

Уже в 1970-х, в эпоху сексуальной революции, в Америке феминистки начали выступать против превращения женщин в объекты сексуального удовольствия мужчин, что выражается в сексуализации женского образа в массовой культуре, в нормализации порнографии и движении за легализацию проституции. Феминистки выступили против этого с двух точек зрения.

Радикальные феминистки (которые стали вдохновителями секс-негативного направления) указывали на влияние патриархата: в обществе продолжают доминировать мужчины, в результате чего сексуальное раскрепощение стало возможностью для мужчин получать практически неограниченный доступ к женским телам для своего удовольствия. При этом все нормы морали и этики стерлись как пережиток прошлого.

Одной из главных теоретиков критики этого стала Андреа Дворкин. Для меня она подобна святой (в той мере, в какой можно воспринимать светского человека как пример доблести в служении добру). Я посмотрела фильм о том, как она боролась против порнографии. Это британский фильм на английском языке, но наши феминистки сделали к нему русские субтитры. (Ссылка на ролик в конце записи и советую посмотреть всем, чтобы понять, в каком контексте начиналась эта борьба, и кем была Дворкин).

Другую точку зрения на сексуальную эксплуатацию представляют левые феминистки. Я эту точку зрения считаю очень логичной и мне она тоже близка. Левый феминизм видит проблему эскплуатации в капиталистических отношениях. Действительно, если сексуальная революция произвела культ сексуальности, вытесняя мораль и этику на обочину, то капитализм просто превратил человека в товар. За деньги можно купить и продать все, что угодно, включая и тело: личность стирается, она не значит ничего, важна прибыль в товарно-денежных отношениях. При этом, хотя мужская проституция также существует, ее неизмеримо меньше, чем женской.

Почему? Во-первых, патриархальная психология утверждает, что мужчина имеет право на секс с женщиной. Это настолько кажется очевидным в нашем мире, что даже правозащитные организации, такие как Амнести Интернешенл, стали поддерживать легализацию проституции. Во-вторых, женщине сложнее найти достойный заработок, а некоторые (часто мигрантки и девушки из беднейших слоев) не могут найти никакого.

Возникла иллюзия, что проституция это такая же работа, как и другие. Почему нет, раз моральных барьеров нет, а при капитализме все можно продать и купить? И вот уже в ряде стран проституция легализуется. В Амстердаме на улице Красных фонарей девушки стоят на витринах, как манекены в магазине. Женщина это товар, а бордель платит налог государству. Государство получает часть прибыли тоже.

Меня больше всего огорчает, что проституция легализована в Германии, где во власти большинство имеет Христианско-демократическая партия. Законодатели при этом имеют как бы благие цели: если проституцию вывести из тени, то ее можно держать под контролем. Но на практике оказывается по-другому. Эксплуатации подвергаются самые уязвимые слои. Кто платит, тот и заказывает музыку, поэтому фактически проститутор может заставить женщину делать все, что угодно. Контролировать все, что происходит за закрытыми дверьми, сложно. Проституция это непрекращающееся насилие, причем не только в фигуральном смысле слова, но и буквально.

Выход из этой ситуации феминистки видят в принятии Шведской модели, в которой проституция запрещается и криминализуется проститутор. Я поддерживаю эту точку зрения. Чем эта модель лучше, напишу позднее отдельно.

Смотрите документальный фильм об Андреа Дворкин.

Категория: Размышления | Просмотров: 51 | Добавил: Klara