Пятница
24.11.2017
11:58
Приветствую Вас Гость
RSS
 
Свет знания
Главная Регистрация Вход
Материалы о религии »
Поиск

Вася Обломов

Меню сайта

Категории раздела
Раздел об эволюции [17]
Статьи о теории эволюции и связанным темам
Теистический эволюционизм [20]
Статьи о возможности совмещения эволюционизма с религией
Критика фундаментализма [24]
Критика "научного креационизма" и фундаменталистских взглядов

Другие разделы

Ссылки
    Modern Church: Liberal faith in a changing world
Другие полезные ссылки см. в каталоге через меню сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Время жизни сайта

Главная » Статьи » Эволюционизм и религия » Раздел об эволюции

Ю.Чайковский. От жажды умираю под ручьём или новое в теории эволюции (Часть 2)

4. НОМОГЕНЕЗ

Ламаркизм хотя бы упоминают в школе и вузах (хотя и зря пишут, что его основная черта - признание наследования свойств, приобретенных родителями при жизни; на самом деле это признавал и ранний дарвинизм, а вот активности особи как фактора эволюции не признает ни одна форма дарвинизма). Про номогенез же, наоборот, обычно не упоминают; а если иногда и упоминают, то как нечто из истории науки начала ХХ века. На самом деле он сильно продвинут недавними работами, в том числе, как ни странно, и работой Кондрашова с соавторами.

Номогенез - это эволюция на основе закономерностей. Если дарвинизм и ламаркизм полагают всякое сходство либо свидетельством общего происхождения, либо итогом независимого приспособления, то номогенез утверждает другое: всякое сходство - результат общности законов формообразования, если не доказано иное. Предложил термин и выпустил первую книгу "Номогенез" петроградский зоолог и географ Лев Семенович Берг (1922), но основу номогенеза заложил американский палеонтолог Эдвард Коп (E.D. Cope, 1840-1897) теорией гомологических рядов.

Еще Дарвин приводил примеры поразительных параллелей в наследственной изменчивости организмов. Например, персики бывают бархатистые и гладкокожие, причем "гладкий персик - потомок бархатистого; разновидности бархатистых и гладких персиков представляют замечательные параллели: у плодов белая, красная или желтая мякоть, косточки то не отделяются, то отделяются, цветки крупны или мелки, листья пильчаты или зубчаты... Надо отметить, что признаки каждой разновидности гладкого персика получились не от соответствующей разновидности бархатистого ... а от одной-единственной" (Ч. Дарвин. Изменения животных и растений... гл. 26, параграф "Аналогичная или параллельная изменчивость").

Дарвин видел тут препятствие для своей теории, но не придал ему веса:

"Признаки, происходящие исключительно в силу аналогичных изменений, будут, по всей вероятности, несущественного свойства, потому что сохранение всех функционально важных признаков будет определяться естественным отбором" (Ч. Дарвин. Происхождение видов, гл. 5).

Легко видеть обычную у него логическую ошибку, именуемую в учебниках логики подменой основания: ведь именно тот факт, что важные признаки определяются отбором, надо было бы проверить. Это и проделал Коп, причем пришел к выводу, что параллели наблюдаются даже в важных для жизни свойствах, которые, однако, приписать их отбору нельзя, ибо в эволюционном ряду такое свойство может как расти, так и убывать. Коп ясно видел причину параллелизма: сходство между членами данного ряда, писал он, обязано своим происхождением наследственности, а их сходство с членами другого ряда "происходит от тождественных эволюционных влияний", то есть от общности законов эволюции. Их и предстояло открыть.

В качестве самого наглядного примера параллельных рядов Коп указывал на млекопитающих - сумчатых и плацентарных. Эту параллель дарвинисты приписывают действию отбора, но без анализа. Коп же провел анализ и увидел аналогию между параллельными рядами животных и уже известными тогда в химии "гомологическими рядами" спиртов, эфиров, меркаптанов и т.п. Позже (1920) его трудами и его термином воспользовался (сославшись на Копа) знаменитый ботаник Н. И. Вавилов.

У нас "вавиловские ряды" в большом почтении (хотя мало кто знает, что с ними делать), а вот в англоязычной литературе они забыты напрочь. Если учесть, что Коп - один из самых известных эволюционистов, то случай с забытым Цукеркандлем окажется вполне в духе времени и места.

Кроме рядов в номогенезе важны тенденции - закономерности, которые вполне очевидны, хотя и допускают исключения (это определение термина "тенденция" ввел в 1907 году французский эволюционист и философ Анри Бергсон). Прекрасный бытовой пример тенденции: грузины и украинцы хорошо поют. Это справедливо в целом, хотя хорошо поют не все они, а прекрасные певцы есть у всех народов.

Известный пример тенденции в эволюции - ортогенез (развитие преимущественно в одном направлении; термин ввел немецкий зоолог Вильгельм Гааке в 1893 году). Так, в эволюции хоботных обычен гигантизм, но известна также ископаемая ветвь карликовых слонов (они были ростом с пони). У комаров наоборот: обычна (является тенденцией) карликовость, но известен и гигантизм - карамора (корамора) из семейства долгоножек.

Дарвинизм отрицает тенденции, утверждая, что все существенные свойства определяются их пользой для выживания. Это, однако, отговорка: никто не брался показать в опыте, что, например, караморе выгодно быть огромной и неуклюжей среди проворных мелких комаров.

Нынешний этап развития номогенеза начался работами московского палеоботаника и философа С. В. Мейена, который в 1972-1986 годах перешел от анализа рядов к анализу таблиц, в том числе многомерных.

То, о чем Кондрашов рассказал в своей статье в "Науке и жизни", - отличный пример молекулярного номогенеза: профессор утверждает, что существует общая тенденция в эволюции белков, тенденция, для которой никто даже не пытается искать толкование через отбор.

На самом деле в его статье показана не эволюция, а только тот факт, что у нынешних белков имеется странное распределение частот десяти аминокислот (из двадцати). Все же его выводы касательно эволюции - лишь толкования, они основаны на двух постулатах: 1) замена аминокислоты есть итог случайной мутации, и эти мутации текут равномерно 3,5 млрд лет; 2) сходство есть следствие происхождения от общего предка (что рисуется в виде филогении, то есть эволюционного древа). Оба постулата - объект острой критики, о чем у Кондрашова нет ни слова.

В частности, уже лет сорок известен горизонтальный перенос генов, то есть обретение наследствен ной информации помимо процесса размножения. Явление распространено по всей природе (например, у всех организмов существует обмен вирусами, и некоторые из них затем встраиваются в хромосомы), а в отношении одноклеточных оно признано как определяющее эволюцию (Comas et. al., 2006). Это значит, что чуть ли не всякое их свойство может быть получено как от предка, путем размножения ("вертикально"), так и от современника, "горизонтально".

Родословные древа имеет смысл строить только по свойствам, заведомо не передающимся горизонтально. Но гены отдельных белков, изученных у Кондрашова, заведомо передаются горизонталь но, так что выстроенные им и соавторами родословные древа основы не имеют. Неужто весь данный круг работ не несет эволюционного смысла?

Несет, и притом номогенетический: одна и та же тенденция у предельно далеких организмов означает наличие параллельных рядов изменчивости , по Копу и Вавилову. Это особо интересно, если вспомнить, что у бактерий горизонтальны й перенос почти неограничен, тогда как у млекопитающих он жестко ограничен развитой системой иммунитета. То есть, если я верно понял, Кондрашов и соавторы нашли нечто гораздо более важное, чем сами думают, но не заметили. Почему?

5. ДАВАЙТЕ ЧИТАТЬ

Вечная история - мольеровский Журден не знал, что говорит прозой. И оправдание у него имелось: негде было мещанину узнать дворянские премудрости. Конечно, по-английски о новом в эволюции прочесть решительно нечего. (В частности, в новейшем руководстве "Evolution" много нового сказано о молекулах, но собственно эволюции посвящена, как и сто лет назад, небольшая глава "Эволюция на уровне выше вида", составленная из старинных общих фраз.) Однако ведь группа Кондрашова - сплошь бывшие москвичи.

Тем удивительнее их рабочий метод (блестяще изложенный в статье): увидев новое, придумать любое объяснение и ждать, пока оно не рухнет, затем придумать еще одно и т.д.; объяснение, не рухнувшее ко дню публикации, дается как истина. Метод не ими придуман, это "принцип экономии мышления" Эрнста Маха, сто лет назад популярный, ныне из философии науки ушедший, но, как видим, доживающий на окраинах самой науки. Для науки же в целом ныне обычен всесторонний анализ (системность).

Впрочем, вряд ли стоит говорить о философии науки с людьми, называющими себя эволюциониста ми, но не знающими, что существуют ламаркизм и номогенез (не говоря уже про морфологический, эмбриологический, физиологический или экологический эволюционизм). Если когда-то юный Кондрашов сознательно отторг от себя всю ученость, какую полагал лишней, то его младшим коллегам, по-видимому, уже и отторгать нечего - не знают, что можно что-то отторгать.

Это напоминает времена даже не Мольера, а на двести лет раньше, когда поэты во дворце герцога Шарля Орлеанского состязались на тему "От жажды умираю над ручьем". Победил Франсуа Вийон. Но знаменитый поэт отказался тогда от своего любимого воровского жаргона, чтобы объяснить великолепными стихами, что не может жить, как все, в комфорте ("Пустыня мне - земля моя родная"), наш же герой погряз в оном жаргоне, силясь объяснить, сколь хорошо жить "как все", то есть расталкивая конкурентов ради жизни в комфорте.

Анализ белков, едва начатый, он бросает, не зная, что делать с итогами. Его тянет заняться новой работой, столь же поверхностной, которую он прямо называет "обрыванием черешен" (сказал бы по-русски: снятием сливок). Вот почему он умирает от умственной жажды среди интереснейших фактов: не видит текущих рядом ручьев эволюционной мысли.

Не будем умирать вместе с ним, а утолим жажду познания из ручья книг, благо мы не в Америке. В списке литературы указаны две новейшие книги В. И. Назарова и И. Ю. Попова. Обе сильно помогли мне при завершении книги "Наука о развитии жизни. Опыт теории эволюции", изданной в 2006 году.

Чем новые номогенез и ламаркизм полезны для понимания хода эволюции - предмет отдельного разговора.

Срочно нужен и другой разговор: если религию может вытеснить только другая религия, то какая религия может в наши дни с пользой для людей заменить дарвинизм? Классические религии этого сделать не могут, поскольку исповедуют креационизм, а он противоречит науке и потому отталкивает как раз тех, на кого следует опираться. Даже если он на время и вытеснит дарвинизм, то никакой пользы для людей не будет: его противоречие данным науки приведет только к ухудшению дел на планете.

На мой взгляд, вытеснить дарвинизм, к общей людской пользе, может религия почитания природы как целого (где мы - лишь часть). Только она может сменить ту идеологию "борьбы с природой", которую утвердило на планете господство дарвинизма. Ростки новой религии видны в природоохранных движениях. Но это, как говорится, совсем другая история.


Литература

Назаров В.И.Эволюция не по Дарвину. Смена эволюционной модели. - М.: УРСС, 2005.

Попов И.Ю. Ортогенез против дарвинизма. Историко-научный анализ концепций направленной эволюции. - СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 2005.

Чайковский Ю.В. Выживание мутантного клона // Генетика, 1977, № 8.

Чайковский Ю.В. Наука о развитии жизни. Опыт теории эволюции. - М.: КМК, 2006.

Comas I., Moya A. et. al. The evolutionary origin of xantomonadales genomes, and the nature of the horizontal gene transfer process // Molecula

Категория: Раздел об эволюции | Добавил: Klara (04.11.2013)
Просмотров: 477
Перевести

Лев Толстой

Избранные страницы

Моя сеть
ОСНОВНЫЕ САЙТЫ


Социальные сети
Мои страницы в социальных сетях (тематические, не персональные)
Страница в Фейсбуке: Прогрессивная религия

Страница в ВКонтакте: Независимый исследователь
Страница в Google+: Прогрессивная религия

Моя рассылка
Изучение религии в современном мире: Религиоведческий, социологический, культурно-исторический взгляд.