Вторник
19.09.2017
20:08
Приветствую Вас Гость
RSS
 
Свет знания
Главная Регистрация Вход
Материалы о религии (статьи и видео) »
Поиск

Вася Обломов

Меню сайта

Категории раздела
Библейская критика [33]
Научное изучение Библии и поиски исторического Иисуса
Изучение религии [8]
Психология и социология религии, религиоведение
Философия [17]
Философия и религия, философия эпохи Просвещения

Ссылки
    Modern Church: Liberal faith in a changing world
Другие полезные ссылки см. в каталоге через меню сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Время жизни сайта

Главная » Статьи » Наука и религия » Библейская критика

Рудольф Бультман и программа демифологизации Евангелия
Рудольф Бультман (Bultmann) (1884–1976) - немецкий протестантский теолог, возможно, наиболее влиятельный исследователь Нового Завета в 20 в.
 
Бультман родился 20 августа 1884 в Вифельштеде (на северо-западе Германии) в семье лютеранского пастора. Окончив гимназию в Ольденбурге, он учился в Тюбингенском и Берлинском университетах. В 1910 защитил докторскую диссертацию в Марбургском университете. Вел преподавательскую деятельность в университетах Марбурга, Бреслау и Гисена.

В своём известном произведении «Neues Testament und Mythologie», 1941 г., (позже включено в большой труд «Offembarung und Heilsgeschehen»), породившем оживлённую дискуссию,  Бультман говорит, что миропонимание людей первохристианской эпохи (в частности, представления о бесах и вмешательстве сверхъестественных сил, о чудесах, о предсуществовании Христа, о драматических событиях последних дней и т.д.), несоединимы с восприятием реальности, в которой живет современный человек.  Эти элементы Нового Завета Бультман называет «мифологическими». Проблема заключается в том, как следует относиться к ним в современном изложении евангельской вести, как истолковать эти мифы.

Решение, предлагаемое радикальной либеральной теологией – просто отбросить мифическое и сохранить лишь основные нравственные и религиозные идеи - не представляется Бультману удовлетворительным. Нельзя также и принять мифическое лишь потому, что оно входит в Библию. Такой подход противоречил бы интеллектуальной честности и к тому же превратил бы веру в человеческое достижение.

Бультман требует «демифологизации» («Entmythologisierung») Нового Завета. Однако этот термин, часто понимаемый неправильно, означает не то, что мифологию следует удалить, а то, что она должна быть истолкована в соответствии со своей первоначальной целью (при этом собственно мифическое отойдет в сторону). Для того, чтобы найти эту первоначальную цель, Бультман (параллельно с Мартином Дибелиусом, 1883–1947) разработал т.н. форм-анализ, или метод исследования форм и жанров (Formgeschichte), и применил его к Новому Завету.

Дело в том, что в период между крестной смертью Иисуса (ок. 30) и написанием четырех евангелий (ок. 65–100) изречения Иисуса и рассказы о Нём распространялись преимущественно путем устной передачи, либо в виде не дошедших до нас текстов. На этот процесс распространения веры оказывали влияние реалии жизни первых христиан (религиозные и социальные).

С помощью метода форм-анализа Бультман выявлял небольшие единицы текста (перикопы), из которых составлены евангелия, классифицировал их в соответствии с жанровой природой и пытался определить «место в жизни» (Sitz im Leben) каждой перикопы, т.е. ее функцию в жизни раннехристианской общины – проповедническую, вероучительную, богослужебную или полемическую.

Очищая новозаветные тексты от последующих наслоений, связанных с редакторской и теологической обработкой в ходе составления евангелий, Бультман надеялся выйти на уровень устной традиции и реконструировать первоначальную керигму (возвещение) раннехристианской церкви.

Согласно Бультману, керигма в евангелиях была заключена в мифологическую оболочку, характерную для ментальности людей того времени. Исходя из этого, Бультман и предложил программу «демифологизации» евангелий: отделения сущностной составляющей провозвестия от мифов, которыми она обросла в ходе устной передачи.

По мнению Бультмана, мифы предназначены не для описания внешних событий или фактов, но для того, чтобы сказать нечто о бытии и смысле существования человека. Требование демифологизации может быть выполнено лишь посредством «экзистенциальной интерпретации». В центр интерпретации следует поставить призыв к человеку принять решение, обратиться, уверовать.

Бультман связывает основную идею раннехристианской проповеди с мыслями, заимствованными из экзистенциальной философии (наиболее видный представитель которой, Мартин Хайдеггер, в течение ряда лет был коллегой Бультмана в Марбургском университете). В этой философии Бультман находит взгляд на человека, соответствующий новозаветному пониманию: в своем естественном состоянии человек подчинен силам мира сего, временным интересам, вещам, которыми он располагает.  Но его истинное предназначение состоит в том, чтобы, вырваться из-под власти преходящего, освободившись от этой зависимости, посвятить себя будущему без беспокойства, которое возникает до тех пор, пока он подчинен преходящим вещам. Изменение может произойти благодаря вести о Христе, который Своей смертью представляет умирание для мира и тем самым становится источником новой формы существования. Керигма, весть о смерти Христа и о Его победе над смертью, дает возможность преобразования человеческого существования.  Это преобразование осуществляется в решении уверовать, которое является ответом на обращение керигмы. Так в общих чертах выглядит понимание экзистенции, из которого исходит Бультман.

В соответствии с программой школы истории формы Бультман подчеркивал, что задача Евангелия состоит не в том, чтобы представить биографию Христа, но в том, чтобы описать проповедь Самого Иисуса и ранней христианской церкви. Эта точка зрения совпадает с основной идеей керигматической теологии: через проповедуемое Слово человек поставлен перед принятием решения и переходит от неверия к вере. Слово приходит к нему как приглашение от Бога, а не как информация о фактах, не как религиозные идеи.

Большинство исследователей евангелий приняли тезис Бультмана о том, что традиция, нашедшая выражение в евангелиях, приобрела окончательную форму под влиянием раннехристианской общины. Более консервативные критики Бультмана, однако, были встревожены вытекающим из его концепции предположением, что традиции, составившие основу Нового Завета, представляют собой продукт творчества общины, так что из евангелий мы можем узнать об историческом образе Иисуса очень мало.

Сам Бультман внес вклад в дискуссию, вызванную к жизни его программным произведением 1941 года. В ряде других трудов он подробно разработал свои теории и представил философское обоснование своей антропологии и свои взгляды на толкование Библии (в сборниках «Glauben und Verstehen», I-III представлены труды самого Бультмана, в сборниках «Kerygma und Mythos» — документы о бультмановском споре).

Категория: Библейская критика | Добавил: Jeanne1 (26.08.2009)
Просмотров: 1160 | Теги: библейская критика, Бультмн, Иисус Христос
Перевести

Лев Толстой

Избранные страницы

Моя сеть
ОСНОВНЫЕ САЙТЫ


Социальные сети
Мои страницы в социальных сетях (тематические, не персональные)
Страница в Фейсбуке: Прогрессивная религия

Страница в ВКонтакте: Независимый исследователь
Страница в Google+: Прогрессивная религия

Моя рассылка
Изучение религии в современном мире: Религиоведческий, социологический, культурно-исторический взгляд.