Суббота
25.11.2017
14:31
Приветствую Вас Гость
RSS
 
Свет знания
Главная Регистрация Вход
Материалы о религии »
Поиск

Вася Обломов

Меню сайта

Категории раздела
Библейская критика [33]
Научное изучение Библии и поиски исторического Иисуса
Изучение религии [9]
Психология и социология религии, религиоведение
Философия [17]
Философия и религия, философия эпохи Просвещения

Другие разделы

Ссылки
    Modern Church: Liberal faith in a changing world
Другие полезные ссылки см. в каталоге через меню сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Время жизни сайта

Главная » Статьи » Наука и религия » Библейская критика

Археологические открытия и история Ветхого Завета

Английским археологом Лэйярдом и итальянским археологом Ботта в середине XIX века были сделаны открытия, поразившие весь мир.

Во дворце ассирийского царя Синаххериба (705-680 г. до н.э.) Лэйярд нашел огромную библиотеку клинописных надписей на глиняных табличках, собиравшуюся в свое время внуком Синаххериба Ашшурбанапалом (669-633 г. до н.э.). Таблички были отправлены в лондонский Британский музей, где их через двадцать лет расшифровал работник этого музея Джордж Смит. Результаты оказались сенсационными.

Осенью 1872 г. Смит, сортируя таблички библиотеки Ашшурбанапала, нашел обломок, на котором было написано: "К горе Низир причалил корабль; гора Низир задержала корабль и не давала ему качаться... Когда наступил 7-ой день, я выпустил голубя; голубь полетел и вернулся: он не нашел себе места (сухого) и потому вернулся". Смиту сразу бросилось в глаза явное созвучие этого текста с библейским текстом сказания о потопе. Начались поиски других обломков таблички. Они не были найдены, но зато удалось отыскать два других экземпляра. Вся табличка оказалась только частью интереснейшего ассиро-вавилонского сказания – эпоса о Гильгамеше. Все повествование занимает 12 табличек, причем 11-я из них посвящена всемирному потопу. Там приводится рассказ праведника Утнапиштима Гильгамешу об этом событии:

"Произвести потоп решило сердце великих богов... Эа, владыка премудрости, был с ними и поведал их решение дому, сплетенному из тростника: дом! дом! стена! стена! слушай и внимай. Ты, человек из Шуриппака, сын Убуртуту, строй дом, сооружай корабль, брось богатство, ищи жизни, возненавидь имущество и сохрани жизнь. Возьми в корабль семена жизни всякого рода. Корабль, который ты должен выстроить, должен иметь определенные размеры". Рассказов о том, как он строил корабль, Утнапиштим продолжает: "Все, что у меня было в серебре, внес я туда; все, что было у меня в золоте, внес я туда; все, что было у меня в виде семян жизни всякого рода, ввел я туда. Потом я ввел туда все мое семейство и близких, а также полевой скот, зверей и ремесленников". Начался страшный ливень, затопивший всю землю. "На 7-й день успокоилось море, ураган, буря и потоп прекратился. Увидев день, я увидел, что все человечество превратилось в глину... Через сутки выступил остров".* Утнапиштим выпустил на разведку голубя, который вернулся, не найдя сухого места на земле, потом – ласточку, тоже вернувшуюся обратно, наконец ворона, который не вернулся, что говорило о том, что на земле уже есть сухие места. Утнапиштим высадился на землю и принес жертву богам. Те благосклонно вдохнули аромат жертвы и раскаялись в том, что так сильно наказали людей.

* Отрывки из эпоса о Гильгамеше приводятся здесь и далее по переводу, данному в книге Б.А. Тураева "История древнего Востока", Л. 1936, т.I, стр.131 и сл.

Есть, конечно, в этой легенде и расхождения с библейским сказанием о потопе, но нельзя не видеть, что основа у них общая. Таблички со сказанием о Гильгамеше, относящиеся к истории потопа, датируются учеными примерно 3 тысячелетием до н.э., причем на них имеются пометки о том, что это копии с более древнего оригинала. Если библейское сказание о потопе содержалось бы только в тех частях Пятикнижия, которые относятся к Жреческому кодексу, то можно было бы считать, что евреи заимствовали его у вавилонян в период своего пребывания в плену, ибо, как доказал Велльгаузен, Жреческий кодекс составлен именно в вавилонском плену. Но сказание о потопе содержится также и в Яхвисте, который относится к более ранним временам. Это тоже вполне объяснимо. Возможно, что некоторые племена евреев до вселения в Ханаан жили в Месопотамии. Здесь ассиро-вавилонские легенды были широко распространены, так что евреи могли позаимствовать их. Во всяком случае, одно из основных библейских сказаний не является оригинальным.

Кроме сказания о потопе, обнаружилось большое количество и других заимствований.

В той же библиотеке Ашшурбанапала найден цилиндр со следующим изображением: в центре – дерево, по одну сторону его – мужская фигура, по другую – женская; сзади женщины извивается подымающаяся с земли змея; мужчина и женщина протягивают руки к висящим на дереве плодам. Это выглядит как иллюстрация к библейской легенде о грехопадении Адама и Евы. Значит, легенда, подобная библейской, еще задолго до того, как она появилась в Библии, уже существовала в мифологии ассириян.

Упоминавшийся выше Джордж Смит нашел и расшифровал табличку с легендой о царе аккадском Саргоне I (XXIV век до н.э.). Вот что там рассказывает Саргон о себе: "Зачала меня моя бедная мать; втайне родила меня, положила меня в тростниковую корзину, запечатала меня смолой и отдала меня реке... Тогда подняла меня река, принесла меня к Акки-водоносу. Акки-водонос поднял меня, взял меня в сыновья и воспитал меня". В Библии примерно то же рассказывается о рождении и младенчестве Моисея, с той только разницей, что младенца находит и берет на воспитание не водонос, а египетская царевна.

В 1901 г. на территории древней Персии (г.Сузы) был найден большой каменный столб, на котором клинописью были начертаны законы древнейшего вавилонского царя – Хаммурапи (1792-1750 до н.э.). Всего там оказалось свыше трех с половиной тысяч строк, составляющих 247 статей. Помимо того, в библиотеке Ашшурбанапала, а также в некоторых других местах найдены отрывки из законов Хаммурапи, восполняющие строки, которых не хватает на столбе. Исследование законов Хаммурапи дало еще более удивительные результаты для изучения истории библейского текста, чем исследование легенд и сказаний. Оказалось, что характер законодательства Хаммурапи очень похож на библейское законодательство. Например, пресловутое "око за око, зуб за зуб" содержится как в Ветхом Завете, так и в законах Хаммурапи; и здесь и там санкционируется убийство на месте преступления вора-взломщика; и здесь и там предусматривается отпуск раба на волю после истечения определенного срока и т.д. и т.п. На столбе с законами Хаммурапи имеется изображение самого Хаммурапи, получающего свои законы из рук бога Шамаша; Моисей, по библейскому учению, тоже получил свое законодательство непосредственно из рук бога.

Хаммурапи жил в XVIII веке до н.э., а Моисеево законодательство относится самими церковниками к XIII веку до н.э., т.е. оно появилось, даже по их мнению, на 500 лет позже Хаммурапи. Вероятно, соответствующие места Ветхого Завета были заимствованы у Хаммурапи.

Расшифровка ассиро-вавилонской клинописи открыла науке большое количество текстов, сходных как по содержанию, так и по форме с библейскими песнопениями в честь бога Яхве – с псалмами. Есть и такие песнопения, в которых провозглашается, что бог един или что он по меньшей мере превосходит всех остальных богов. Например, в тексте, который обращен к Наннару, богу-покровителю города Ура, сказано так: "Отец, созидатель всего, взирающий на все живое... Владыка, выносящий решения на небе и на земле, чьи веления никто (не может отменить), который держит в руках огонь и воду, управляет живыми существами, – какой бог сравнится с тобой?! В небесах кто велик? Ты один велик! На земле кто велик? Ты один велик!" В библейских псалмах можно найти много мест, очень близких к приведенному тексту.

Обнаружение такого большого количества совпадений между Ветхим Заветом и древнейшими ассиро-вавилонскими тестами произвело такое сильное впечатление на западноевропейских историков, что некоторые из них выступили с теорией о полном заимствовании Ветхого Завета из Вавилона. Так, крупный немецкий историк древнего Востока Фр. Делич выступил в 900-х годах с двумя лекциями под общим названием "Библия и Вавилон" ("Babel und Bibel"), в которых он доказывал это положение. Сопоставив с вавилонскими материалами не только отдельные сказания и тексты Библии, но и весь дух ветхозаветной религии, он пришел к следующему выводу: "Как все одинаково в Библии и в Вавилоне! И там и здесь стремление символизировать слова, пояснить их действиями... У обоих одинаковый мир непрерывных чудес и знамений, одинаково наивные представления о божестве: подобно тому, как в Вавилоне боги едят и пьют, предаются отдыху – так и Иегова, пользуясь вечерней прохладой, прогуливается в раю, или наслаждается приятным запахом жертвы Ноя и спрашивает Валаама, кто гости, которых тот принимал (Числ.4, XX, 9). И здесь, как и там, тот же мир чудес и знамений и непрерывных откровений божества человеку во время его сна (ср.Иоиль, 3, 1). И как в Ветхом Завете Иегова говорит с Моисеем, Аароном и пророками, так и вавилонские боги разговаривают с людьми или непосредственно или через жрецов и боговдохновенных пророков и пророчиц" (Фридрих Делич. Библия и Вавилон. СПб., 1912, стр.59.).

С лекциями Делича произошла довольно любопытная история. Ими заинтересовался германский император Вильгельм II и пригласил ученого повторить их ему и узкому кругу его придворных. Но когда в печати появились сведения о том, что император аплодировал лектору и вообще благожелательно отнесся к теории "Библия – Вавилон", Вильгельм поспешил отмежеваться от Делича. Он обратился с большим письмом к председателю Общества востоковедения адмиралу Гольману, который немедленно опубликовал письмо кайзера. В этом письме Вильгельм выражал озабоченность по поводу того, что теория Делича подрывает религиозное мировоззрение. По существу он, конечно, не мог ничего возразить против аргументов Делича. Упреки сводились к тому, что тот "не признает божественности Иисуса Христа, и поэтому у него в результате выходит, что Ветхий Завет не содержит в себе пророчества об Иисусе, как о мессии", что Делич "слишком политически увлекся вопросом об откровении и в большей или меньшей степени отрицал его" и что "это была с его стороны тяжелая ошибка".

Вильгельм понимал, конечно, что распространение научных знаний о происхождении Библии наносит серьезный ущерб религиозному мировоззрению христианства (так же, как и иудейства). Но он напрасно обвинял Делича в сознательном подрыве веры в божественное откровение – тот был очень далек от таких греховных побуждений. Тем не менее его теория действительно сильно поколебала веру в божественное происхождение Библии, и в частности Ветхого Завета.

Делич принадлежал к реакционному направлению в исторической науке, именовавшемуся панвавилонизмом. Вместе с другими представителями этой школы он считал, что вся древняя культура произошла из Вавилона. Мы не будем здесь вдаваться в подробную критику этого положения, укажем только на два обстоятельства, которые делают его для нас совершенно неприемлемым. Во-первых, с точки зрения панвавилонизма все народы древности почему-то оказались неспособными к самостоятельному культурному творчеству, за исключением вавилонян; по существу это новый вариант концепции об "избранном" народе. Во-вторых, панвавилонистская концепция кладет предел исследованию каждого культурно-исторического явления: как только добрались до его вавилонского "основания", происхождение его считается выясненным, вавилоняне же оказываются получившими его чуть ли не в порядке божественного откровения... Тем не менее остается фактом, что большое количество ветхозаветных сказаний имеет свои параллели в ассиро-вавилонских верованиях, и это никак нельзя согласовать с утверждениями церковников об оригинальном, притом богооткровенном происхождении Ветхого Завета.

Открытия археологов показали, что в Ветхом Завете имеются совпадения не только с ассиро-вавилонскими сказаниями, но и с мифологией многих других стран древнего Востока. Некоторые библейские сказания оказались весьма близкими по содержанию к соответствующим египетским легендам.

Например, в Ветхом Завете имеется книга под названием книги Притчей Соломоновых. Когда в 1923 г. была опубликована расшифрованная египтологами древнеегипетская книга "Поучение Амен-ем-опе", то оказалось, что большое количество материала этой книги почти дословно совпадает с текстами ветхозаветной книги Притчей Соломоновых. Приведем несколько параллелей. "Амен-ем-опе": "Склони свое ухо, слушай, что я скажу, обрати свое сердце к пониманию их (слов. – И.К.)". Притчи: "Приклони ухо твое, и слушай слова мудрых, и сердце твое обрати к моему знанию" (Книга Притчей Соломоновых, гл.XXII, ст.17.). "Амен-ем-опе": "Остерегайся грабить бедняка и проявить силу (против) слабого". Притчи: "Не будь грабителем бедного, потому что он беден; и не притесняй несчастного у ворот" (Там же, ст.22.) и т.д.

При этом надо иметь в виду, что некоторые расхождения в деталях могут быть вызваны особенностями перевода того и другого документов. Во всяком случае, разительное сходство многих мест этих двух литературных памятников налицо. Трудно себе представить, чтобы это сходство было случайным. Заметим к тому же, что "Поучение Амен-ем-опе" по времени своего появления значительно старше Притчей Соломоновых.

В археологических материалах, относящихся к Палестине до вселения в нее древних евреев, также обнаружено большое количество текстов нееврейского происхождения, вошедших в Ветхий Завет. Использованы в Ветхом Завете многие финикийские материалы, а также некоторые карфагенские, относящиеся еще к тому периоду, когда Карфаген не был колонизирован Финикией.

Расшифровка письменности древних хеттов, обитавших в Малой Азии, показала, что в Ветхом Завете нашли свое отражение и хеттские влияния. В 1922 г. был опубликован хеттский кодекс законов, датируемый XIV-XIII вв. до н.э. В тексте его есть указания на то, что в основе кодекса лежит еще более древний источник: в ряде случаев говорится о том, что за данное преступление раньше полагалось такое-то наказание, а теперь – такое-то. Сопоставление хеттского кодекса с ветхозаветным законодательством дает очень интересные параллели. Вот один из примеров.

В хеттском кодексе сказано: "Если кто разведет огонь на своем поле и пустит его на поле другого, покрытое посевом, и зажжет его, то тот, кто зажег, должен забрать сожженное поле и дать владельцу поля хорошее поле". А в Ветхом Завете есть такой закон: "Если кто потравит поле, или виноградник, пустив скот свой травить чужое поле... пусть вознаградит лучшим из поля своего и лучшим из виноградника своего. Если появится огонь и охватит терн, и выжжет копны, или жатву, или поле, то должен заплатить, кто произвел сей пожар" (Исход, гл.XXII, ст.5-6.).

В течение 30-х годов происходили раскопки города Рас-Шамры, стоящего на месте древнефиникийского города Угарит. В результате этих раскопок в числе других найдены многочисленные материалы, свидетельствующие о том, что древнефиникийская религиозная идеология также имела много общего с идеологией Ветхого Завета.

Обнаруженные в Рас-Шамре мифологические тексты записаны около XIV века до н.э., но восходят к устной традиции более древних времен. В этих текстах много совпадений и параллелей с Библией. Упоминается, например, довольно часто бог Эл, занимавший, очевидно, центрально место в пантеоне богов Угарита; и в Библии бог много раз именуется Элом или во множественном числе Элохимом. В текстах Рас-Шамры фигурируют боги Алийан или Алейн и Шадид или Садид; в Библии этим именам соответствуют Эль-Эльон и Шаддай.

Замечен ряд параллелей в организации культа. Большую роль в культе играют жертвоприношения, причем различного рода жертвы носят такие же названия, как в Библии: "совершенная", "мирная", "всесожжение" и т.д. Так же как и в Ветхом Завете, здесь фигурируют обряд омовения, возлияние вина и меда (там – вина и елея), "хлебы предложения". Жрецы называются тоже по-ветхозаветному – коганим; есть и первосвященник, именуемый раб-коганим. Наконец, исследователи отмечают сходство литературных приемов в Ветхом Завете и в угаритских текстах.

Таким образом, многочисленные археологические и вообще исторические данные подтверждают тот факт, что многие ветхозаветные материалы являются повторением или вариантом текстов, принадлежащих не израильтянам, а другим древним народам. Может быть, однако, эти народы заимствовали материалы, о которых идет речь, у израильтян? В приведенных нами выше случаях это исключено. Поскольку ветхозаветные книги были написаны значительно позже соответствующих ассиро-вавилонских, египетских, хеттских, финикийских источников, то заимствование могло иметь место только в обратном направлении. Древние евреи находились в окружении значительно более культурных народов, обладавших не только более богатым фольклором, но и разработанными системами религиозных учений, а также письменностью, литературой. Сталкиваясь с более культурными народами на почве экономической и военной, менее культурный народ мог многое у них заимствовать и в области идеологической, в частности в отношении религиозных представлений, мифов и культа.

Очевидно, что некоторые библейские материалы имеют в своей основе заимствование. Но дело к этому не сводится. Вероятно, еще в большем числе случаев основой совпадений и параллелей является обстоятельство, на которое еще задолго до описанных выше археологических открытий указывал Ф. Энгельс. В одном из писем к Марксу Энгельс писал: "Еврейское так называемое священное писание есть не что иное, как запись древнеарабских религиозных и родовых традиций, видоизмененных благодаря раннему отделению евреев от своих – родственных по племени, но оставшихся кочевыми, – соседей" (К. Маркс и Ф. Энгельс, О религии, Госполитиздат, 1955, стр.93.). Дальше он уточняет свою мысль и говорит об "арабском или вернее общесемитическом" содержании Ветхого Завета (См. там же.). Многие библейские мотивы ведут свое происхождение от тех отделенных времен, когда евреи еще не выделились из общесемитического комплекса и когда эти мотивы были общими для многих семитических народностей. До определенного периода они хранились в устной традиции, а в позднейшие времена нашли свое литературное выражение. Следует только отметить, что здесь Энгельс говорит об исторической общности евреев с более отсталыми в то время семитическими народами, оставшимися кочевыми после того, как евреи перешли к оседлому образу жизни. Были, однако, и такие семитические народы, которые задолго до евреев перешли к оседлости и в рассматриваемый период были значительно более культурно развитыми, чем евреи.

Во всяком случае, учение иудейской и христианской религий о Библии как о совершенно оригинальном, неповторимом, единственном в своем роде произведении, древнейшая часть которого – Пятикнижие – дана Моисею самим богом, потерпело полное крушение.

Крывелев И.А. Книга о Библии

Категория: Библейская критика | Добавил: Jeanne1 (26.08.2009)
Просмотров: 1520 | Теги: библейская критика
Перевести

Лев Толстой

Избранные страницы

Моя сеть
ОСНОВНЫЕ САЙТЫ


Социальные сети
Мои страницы в социальных сетях (тематические, не персональные)
Страница в Фейсбуке: Прогрессивная религия

Страница в ВКонтакте: Независимый исследователь
Страница в Google+: Прогрессивная религия

Моя рассылка
Изучение религии в современном мире: Религиоведческий, социологический, культурно-исторический взгляд.