Воскресенье
25.06.2017
10:04
Приветствую Вас Гость
RSS
 
Свет знания
Главная Регистрация Вход
Материалы о религии (статьи и видео) »
Поиск

Вася Обломов

Меню сайта

Категории раздела
Библия и теология [13]
Теологические и библейские исследования
Новости зарубежом [20]
Новостные события, изложенные на основе переводов зарубежных публикаций
Социальная тематика [9]
Статьи на тему социальных учений и взглядов с позиций современных религиозных концепций
Размышления [22]
Личные духовные и философские размышления

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Поделиться

Время жизни сайта

Главная » Статьи » Мои статьи и переводы » Размышления

Памяти академика Виталия Гинзбурга

Заметка написана в ноябре 2009 г. по случаю известия о кончине академика Гинзбурга.

Позавчера было объявлено, что на 93 году жизни умер академик Виталий Гинзбург, выдающийся учёный, физик, Нобелевский лауреат, известный в России в последние годы жизни как активный борец против клерикализации общества, один из авторов известного письма десяти академиков президенту РФ против введения преподавания в школах церковной идеологии.

Когда я прочитала известие о его кончине, меня охватила грусть (хотя, конечно, 93 года - это весьма почтенный возраст). В прошлом и позапрошлом годах, когда я начинала входить в проблемы антиклерикализма в России, вникать в исторические причины антиклерикализма в мире и, как его побочный продукт, атеизма вообще, позиция покойного академика привлекла моё внимание.

Я стала читать его статьи, пытаясь понять логику мысли убеждённого атеиста, и обнаружила, что рассуждения его были отнюдь не такими глупыми, как рисовали его клерикалы и верующие фундаменталисты. Если сказать коротко, то Гинзбург, как и подавляющее большинство философов-материалистов и атеистов, отталкивал прежде всего ту форму теизма, которая проповедуется в церкви и которая имеет свои корни в примитивных верованиях.

Покойный академик не погружался в многообразие философии, называемой идеалистической, где представлено большое число самых различных представлений, говорящих о Боге или божественном нецерковным языком. Он не был философом, не имел специального гуманитарного образования, он был естественником. Гуманитарное мышление, по-видимому, было чуждо и непонятно для него. В этом нет ничего зазорного, это лишь один из случаев вечного так называемого "спора физиков и лириков".

В своих статьях Гинзбург отрицал антропоморфный надмирный образ Бога, который был отвергнут не только атеистами, но и многими идеалистическими философами, а так же и некоторыми представителями либерального богословия.

Гинзбург не имел представлений о либеральном богословии, его протест против религии - это прежде всего протест против фундаментализма и невежества. Однако, узнавая о том, что не все верующие мыслят примитивно (к примеру, по поводу сотворения мира, признавая эволюционный процесс), он проявлял к ним интерес и уважение, хотя и искренне недоумевал, почему же они при своих прогрессивных взглядах не отказываются от религии.

Высказывался уважительно он (кстати, не он один, но и некоторые другие убеждённые атеисты) о покойном Папе Иоанне Павле II, не соглашаясь с притязаниями церкви на обладание сверхъестественным откровением, но ценя стремление покойного понтифика к диалогу с миром, с наукой и, в особенности, признание и осуждение исторических грехов церкви. Гинзбург даже написал статью по поводу энциклики Папы Иоанна Павла "Вера и разум". А для того, чтобы что-то написать, он должен был вначале эту энциклику прочитать.

Гинзбург снисходительно относился к философии деизма, последователи которой верят в Бога-Творца, но не верят в Его вмешательство в дела мира после сотворения. Он считал, что такая вера не сильно противоречит науке. Он соглашался с тем, что наука не в состоянии ни доказать бытие Бога, ни опровергнуть его, и поэтому как религия, так и атеизм, относятся к области "интуитивных суждений". По поводу философии пантеизма он откровенно признался, что не понимает разницы между ею и атеизмом, хотя пантеисты верят, что материя есть проявление божественного начала.

Одним словом, покойный был типичным представителем советской атеистической школы, зацикленной на отрицании примитивных религиозных стереотипов и не вникающей в глубины философии.

Гинзбург не был воинственным атеистом, он признавал свободу совести одним из основополагающих принципов прав человека. Иногда в его высказываниях проскальзовало нечто вроде сожаления по поводу того, что религия является, по его убеждению, ложью. К примеру, он говорил: "Я бы хотел, чтобы вечная жизнь существовала" или "Я признаю, что верующие люди имеют моральную поддержку в религии, но я этой поддержки лишён" или "Я понимаю, что верующим жить легче, но я не могу поверить в существование Бога". (Высказывания приведены мною не дословно, а приблизительно, по памяти).

В этих словах "не могу поверить в существование Бога" заключено очень многое. Академик Гинзбург был прежде всего честным человеком, он не хотел лгать ни себе, ни другим. Сколько вокруг нас вчерашних атеистов, скопом побежавших креститься, бить себя кулаком в грудь, какие они правоверные, православные, истинно верующие и т.п., но которые, по сути, сменили убеждения, словно одежду, лишь внешне, без подлинного обращения, без глубокого проникновения в учение веры и, прежде всего, в её нравственную суть. Покойный академик не был из числа таковых, и в этом его огромная нравственная заслуга. Он не стал притворяться, не побоялся прямо и открыто сказать о своём неверии, когда говорить такое стало "немодно".

Наконец, главное, о чём мне хотелось сказать. Именно честность позиции Виталия Гинзбурга, его нелицемерие, отказ от хамелеонства и явились причиной его активной борьбы против клерикализации светского общества и, прежде всего, против клерикализации школ и ВУЗов. Открытое письмо Президенту РФ десяти академиков, в числе которых находился Гинзбург, вызвало бурную дискуссию в обществе, дискуссию, которая не затихает и поныне.

За свою антиклерикальную позицию академик Виталий Гинзбург подвергся резкой критике со стороны сторонников клерикализации. За то, что он выступал против введения в школах «основ православной культуры», движение православных фундаменталистов «Народный собор» потребовало от прокуратуры Москвы, ни больше-ни меньше, привлечь его к уголовной ответственности. Однако прокуратура приняла решение не начинать уголовного преследования ученого.

И сейчас "на его костях", как говорится, началась "пляска" тех религиозников, кто на самом деле весьма далёк от подлинной веры. Более умеренные верующие при этом отдают должное заслугам почившего и надеятся, что Бог буден милосерден к нему. Либерально настроенные верующие прямо защищают его от мерзких нападок фундаменталистов.

Я собрала несколько коротких записей, сделанных в память покойного Виталия Гинзбурга, которые показались мне глубокими, и которые сейчас процитирую. Эти записи скажут в память почившего более проникновенно, чем умею сказать я.

Пишет Никола Борисов (nikola_borisov):

"Когда в прошлом году говноатеисты потешалась над гробом Патриарха Алексия II - это было мерзко, ужасно мерзко... Когда сейчас говноправославные потешаются над гробом академика Гинзбурга - это, похоже еще мерзее.

UPD: Вот попытка ответа на такое кощунство. Чтобы не пиарить кощунников, приведу только текст моей отповеди - пусть она будет некрологом великому ученому и гражданину:

Такие люди, как Гинзбург, не могут не вызывать искреннего уважения. (В скобках: а такие люди, которые так мелко, то ли по-шакальи, то ли по-бесовски радуются смерти того, кто им ничего плохого не сделал - не могут вызвать). Особенно своей активной гражданской позицией. Особенно в таком почтенном возрасте. Я не атеист, но я разделяю свободолюбивые взгляды В.Л.

Какие меркантильные цели преследовал престарелый В.Л., по-донкихотски борясь с невежеством и мракобесием на десятом десятке своей жизни? Он и так был обласкан и государством, и междунардным сообществом. На что мог рассчитывать старец, телесные силы которого таяли с каждым годом? Его принципиальная позиция не могла прибавить ему популярности у держащих нос по ветру СМИ.

Троглодиты с хоругвями и муляжами дубинок наперевес, так и не доэволюционировавшие до настоящих людей, требовали привлечь В.Л. не много не мало - к уголовной ответственности... Но он боролся, как мог. Он звонил в колокол. Чтобы хоть кто-нибудь услышал.

Да, мы услышали Вас, Виталий Лазаревич".

Пишет Комарницкий Павел (golossvyshe):

"Умер академик Виталий Лазаревич Гинзбург. Есть такие люди - "ключевые фигуры Истории". Вот он и есть. Он прожил 93 года. И ни один не был лишним. До самого конца он был Учёным. Непримиримым борцом с наступающей серостью и средневековьем.

Да, он был полным, окончательным и бесповоротным атеистом. Ну что же... Один такой атеист лучше всех словоблудов-кликуш, бормочущих о "духовности" для прикрытия истинных шкурных целей - жрать от пуза, ничего не давая людям взамен. Как там у классика: "творил Добро, не веруя в него"... Они уходят, титаны советской эпохи.

Долгая память!"

Пишет Алексей Оскольский (asafich) :

"Мне давно не было так печально из-за ухода человека, с которым я лично не был знаком. Кажется, со времен ухода А.Д. Сахарова… При том, что я не берусь судить о научных достижениях Виталия Лазаревича, не разделяю его мировозрения и совсем не в восторге от его публицистики. Но - щемяще печально, и даже не вопреки…

Виталий Гинзбург напомнил нам, что наука имеет и этическое измерение: для неё всё ещё актуальна оппозиция истины и лжи, а значит добра и зла. Нелишнее напоминание в эпоху симулякров. Научное познание подразумевает борьбу со злом. Виталий Лазаревич исследовал и боролся: для него это было одним Делом.

Да, в своей борьбе он не проводил различия между верой и клерикализмом. Верующий человек в ответ помолится, поймет и простит, клерикал же полезет в драку с воплями про "духовность". Только что-то не встречал я среди клерикалов и прочих креационистов таких светлых и живых людей, каким был и остался Виталий Гинзбург. Светлая ему память!"

Пишет Михаил Глухарев (mlgluharev) :

"Многие люди становятся "атеистами" потому, что не понимают значения слов "бытие Божие". Сердце чувствует Бога, дела - пусть не все, но многие - свидетельствуют о Боге, но разум (который рацио) в упор ничего не понимает и отрицает как бы Бога (на самом деле, нечто другое, но под видом Бога), религию, церковность. Такие люди не становятся богоборцами. Они всё отрицают на словах, но не произносят нарочитую хулу. Разве что в запале объявят "весь этот клерикализм" бессмыслицей. Ну так если понимания нет, язык может и не такое выдать.

Вполне возможно, что именно из таких "атеистов" был скончавшийся недавно академик Виталий Лазаревич Гинзбург. И если это так, - прими, Господи, душу новопреставленного раба Твоего, который не понимал, что есть бытие Твое и потому отрицал Тебя. Вспомни, Господи, добрые дела Виталия Лазаревича, которыми он, сам того не подозревая, засвидетельствовал о Тебе и исполнил волю Твою на земле! Согрешения же, заблуждения и слова худые, сказанные о нас, церковных людях, - прости ему... Аминь!"

Наконец, приведу слова человека, в искренность которого я обычно не верю. Однако в данном случае, когда речь идёт о смерти, не стану категорично утверждать его лукавство. Просто не знаю, честно он написал или нет, но допускаю, что честно.

Пишет дьякон Андрей Кураев (diak_kuraev) :

"Вчера скончался выдающийся русский ученый, лауреат Нобелевской премии Виталий Лазаревич Гинзбург. Хороший и честный человек.

Мне очень горько, что его уже нет на земле. Я виноват перед ним и за него пред Богом, в которого Виталий Лазаревич не верил.

Наши редкие и короткие личные встречи убедили меня в том, что Виталий Лазаревич может слушать и понимать собеседника. Когда в последние годы жизни в его круг интересов вошли религиозные вопросы, рядом с ним оказались хищники, которые свою ненависть к Церкви попробовали передать великому ученому. Я убежден, что она для него была все же совсем неорганична. И я полагал, что если бы мы сошлись поближе, если бы у нас мог быть долгий разговор без телекамер, на что-то он смог бы посмотреть иначе. Потому что столь ясный и великий ум не мог бы остаться заложником школьно-безбожных штампов сталинской поры, если бы в его кругозор включили другую информацию.

Но такой встречи не состоялось. Он ждал ее. Но звонки остались звонками. Его болезни, мои поездки, моя боязнь быть навязчивым...

Стариков нельзя обижать. Они могут умереть – и тем самым не дать нам шанса на исправление. Простите меня, Виталий Лазаревич!"

Елена Преображенская

Категория: Размышления | Добавил: Westernizer (11.11.2009)
Просмотров: 1037
Перевести

Лев Толстой

Избранные страницы

Facebook
Страница в Фейсбуке о новых взглядах в религии, реформах и новостях
Прогрессивная религия

Продвигайте также свою страницу

Моя сеть
ОСНОВНЫЕ САЙТЫ


Моя рассылка
Изучение религии в современном мире: Религиоведческий, социологический, культурно-исторический взгляд.

Ссылки
    Modern Church: Liberal faith in a changing world
Другие полезные ссылки см. в каталоге через меню сайта

Вход на сайт