Понедельник
26.06.2017
23:36
Приветствую Вас Гость
RSS
 
Свет знания
Главная Регистрация Вход
Материалы о религии (статьи и видео) »
Поиск

Вася Обломов

Меню сайта

Категории раздела
Библия и теология [13]
Теологические и библейские исследования
Новости зарубежом [20]
Новостные события, изложенные на основе переводов зарубежных публикаций
Социальная тематика [9]
Статьи на тему социальных учений и взглядов с позиций современных религиозных концепций
Размышления [22]
Личные духовные и философские размышления

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Поделиться

Время жизни сайта

Главная » Статьи » Мои статьи и переводы » Социальная тематика

Христианское обоснование демократии и либерализма

Давно собиралась заняться развитием темы о связи христианства, демократия, либерализма и прав человека. Начну сейчас. Начну с короткого изложения основных тезисов. В качестве дополнительной помощи использую статью покойного православного богослова игумена Вениамина Новика «Христианская основа либерализма». Изложу своё понимание, исходя из личных убеждений и из того, что я читала или слышала когда-то раньше.

В основании демократии и либерализма лежит представление о ценности человеческой свободы. Первое и самое главное обоснование этой ценности с христианской точки зрения заключено в понимании свободы как фундаментального дара Бога человеку. В ходе развития теодицеи на вопрос о том, почему в мире существует зло, христианство отвечало, что Бог сотворил человека не марионеткой, а разумным существом, обладающим свободой воли и свободой выбора. Таким образом, свобода — это наивысшее и наиважнейшее благо, полностью соответствующее желанию и целям Творца.

Игумен Вениамин Новик, защищая тезис о ценности свободы, приводит в пример слова отца церкви святого Афанасия Великого, который обращал внимание на уважение к свободе человека самим Иисусом Христом: «Сам Спаситель так кроток, что учит: если кто хочет идти за Мною (Мф. 16,24), и приходя ко всякому, не вторгается с насилием, а только стучит (Откр. 3,20), и когда отворяют, входит, а когда медлят и не желают принять, уходит». Таким образом, Христос не приемлет насилия над человеческой личностью.

Важнейшими дарами Бога христианство рассматривает также разум человека и совесть, считающуюся голосом Бога в человеческой душе. Человек стоит на ступень выше животных благодаря наличию разума и совести. Поэтому, согласно логике христианского учения, Богу угодно, чтобы люди пользовались дарованным им разумом, размышляя об окружающем мире, изучая его законы и принимая осознанные решения по поводу тех или иных действий и поступков, руководствуясь как здравым смыслом, так и совестью. Эта возможность дана всем людям и каждому индивиду в отдельности.

Христианство отлично от ветхозаветней традиции тем, что там всему народу свыше дан один закон и одна религия. Человек, рождённый в израильском народе, в Ветхом Завете как бы лишён возможности избрать что-то иное. Но христианство изначально исторически развивалось путём индивидуального принятия веры. Уважение к индивидууму глубоко укоренено в Евангелии. Например, Иисус говорит о пастухе, который оставляет большое стадо овец, чтобы пойти искать одну-единственную заблудившуюся. Это означает, что, согласно христианскому учению, Богу дорог каждый человек, Бог любит не толпу, а каждого отдельного человека.

В эпоху Гуманизма мыслители, воспитанные в традиции христианства, раскрывали ценность человека. Гуманисты не только не занимались отрицанием христианской веры самой по себе, но и отталкивались от тех ценностей, которые веками содержались в христианской культуре, но были вытеснены на задний план и позабыты средневековой схоластикой. Любовь к человеку, ценность любого человека (каким бы он ни был) — это незыблемая, основополагающая истина христианской веры. Иисус Христос говорил: «то, что вы делаете моим братьям (людям), то делаете мне». Этим недвусмысленно утверждается необходимость служения человеку. Служение Богу выражается прежде всего в служении человеку, а не в каком-то культовом обряде.

Эпоха Гуманизма способствовала развитию протестантизма как учения, в основе которого лежит возврат к раннехристианской вере в то, что каждый человек имеет возможность познавать Бога и истину лично, используя свой разум, совесть и Библию, которую он может трактовать самостоятельно, получая через веру дар Святого Духа. Несмотря на конфликт между католичеством и протестантизмом в прошлом, сейчас многие принципы протестантизма в той или иной мере приняты и в католичестве. Тезисы протестантизма о вере как личном общении человека с Богом, и о том, что все верующие являются пророками и священниками, запечатлены в Новом Завете. Поэтому ни католичество, ни православие не могут эти тезисы проигнорировать.

Христианству не чужды свобода мысли и разномыслие. Не чужды они и православию. Не только среди протестантов, но и в православии, и в католичестве присутствует разнообразие мнений богословов, а не одна единственная точка зрения. Разные святые, которых церковь канонизировала, имели различные мнения по ряду вопросов, иногда противоречащие друг другу. Так, в православии канонизирован Иосиф Волоцкий, который призывал казнить еретиков, в то время как святой Исаак Сирин писал о сердце милующем всю живую тварь, и даже не только людей, но и животных. Примеров разных точек зрения среди святых и среди выдающихся христианских мыслителей можно найти немало.

Христианству чуждо жёсткое ограничения мысли, единомыслие и единообразие. Этим оно, в частности, отлично от тоталитарных культов. Провозглашение одной единственной идеологии, которую обязаны принять все, глубоко противоречит христианскому мировоззрению. Плюрализм мнений, свобода слова и мысли отражают уважение к свободе, укоренённое в христианском учении. В христианстве считается, что любой человек осквернён грехом, несовершенен, а значит, никто не имеет права утверждать непогрешимость своего мнения, навязывая его другим как единственно верную истину.

Традиционное христианское представление о том, что все люди поражены грехом, приводит к выводу, что никто не застрахован от ошибок, неверных и плохих поступков. Это касается всех людей, включая обличённых властью. Поэтому христианству глубоко чуждо рабское преклонение перед представителями власти. Такое преклонение имеет языческие корни: это в язычестве правитель, император или царь, может обожествляться. Христианству такое отношение к кому бы то ни было противоречит: во-первых, существует заповедь: «не сотвори себе кумира», во-вторых, существует понимание всеобщей греховности.

Иначе говоря, представители власти в христианстве — не боги, не кумиры, а грешники. Доверять им безоговорочно, преклоняться перед ними нельзя. Они могут ошибаться, могут творить зло. Они несут ответственность перед Богом за то, как распоряжаются своей властью. Когда правители злоупотребляют властью, их обличают Божии посланники. При этом нередко они рискуют навлечь на себя гнев, преследования или даже смерть, но исполнение воли Бога, провозглашение правды для них важнее, чем эти угрозы.

Митрополит Филипп обличает Ивана Грозного (картина Я. П. Турлягина, 1800)

Обличение властителей в грехах и зле — это библейская традиция, идущая от древних пророков. В христианстве она была продолжена. В православии эта традиция также имеет место. К примеру, митрополит Филипп Московский обличал злодейства царя Ивана Грозного и его опричников, за что был вначале лишён сана и отправлен в ссылку, а потом убит Малютой Скуратовым. Затем он был канонизирован. У Пушкина в «Борисе Годунове» идея обличения правителя запечатлена словами юродивого: «Нельзя молиться за царя-ирода — Богородица не велит». Несмотря на известный стереотип о том, будто бы русскому народу свойственны «культы личности» сильных царей, в русском православии также есть эта традиция подвижничества праведников, обличающих царей во зле.

Избыточное стремление к власти, как и избыточное стремление к обогащению, духовно опасны: с христианской точки зрения за этим стоят греховные страсти, которые, в свою очередь, разжигаются бесами. Стремление человека обладать властью во что бы то ни стало, любой ценой удержаться у власти, продлить свою власть, наслаждаться властью, безусловно, является греховным с христианской точки зрения, как и безудержное стремление накапливать как можно больше богатства.

В упомянутой статье игумен Вениамин Новик задаётся вопросом, что делать, если власть испортилась? На этот вопрос он отвечает так:

«За идеей необходимого ограничения любой власти стоит определенная социальная философия, презумпция виновности власти как таковой. Власть должна быть всегда под подозрением. Она, как известно, обладает наркотическим эффектом, развращает ее носителей в прямо пропорциональной зависимости от степени своей неограниченности. «Абсолютная власть развращает абсолютно». Поэтому власть должна быть ограничена и разделена на три основные ветви (законодательная, исполнительная, судебная), чтобы исключить возможные властные злоупотребления со стороны носителей власти — людей, поврежденных первородным грехом (на светском языке — несовершенных). Власть при этом неизбежно ослабевает, но это компенсируется четким разграничением властных полномочий различных ветвей власти. Четвертая власть — пресса — выполняет роль общественного санитара, заглядывая и освещая всяческие темные углы, где могут заводиться тоталитарные монстры. Все это, конечно, возможно лишь при уважении к закону, то есть при относительно высоком уровне развития общественного сознания».

Эти слова прекрасным образом объясняют, зачем нужно либерально-демократическое устройство государства. Добавлю, почему необходима «презумпция виновности власти как таковой». Помимо убеждения, что все несовершенны, и власть развращает людей, важно и то, что от того, какой будет власть, зависит то, как будут жить люди. Ограничение власти является благом для тех, кто ею обладает с духовной точки зрения, так как создаёт условия, способствующие тому, чтоб власть не развращала обладающих ею людей. Однако, помимо этого, ограничение власти требуется для блага народа, так как когда власть не бесконтрольна, представители власти в большей мере чувствуют свою ответственность творить не то, что вздумается, а то, что послужит ко благу людей.

К этому, бесспорно, нужно добавить, что разделение властей должно быть реальным, а не фиктивным: законодательная, исполнительная и судебная власть, а также пресса, должны быть независимыми ни от каких лиц или групп. Несомненно, следует отметить и зло коррумпированной власти. Коррупция является грехом: её корни с христианской точки зрения — также в бушующих греховных страстях, подогреваемых бесами.

Уместно вспомнить, что монархическая форма правления, согласно Библии, возникла не как божественное установление, а как допущение по причине ропота народа. Народ в своём требовании иметь царя, по Библии, совершил грех. Согласно Библии, до монархического правления в израильских племенах появлялись харизматические лидеры — пророки, которые общались с Богом и сообщали народу его волю: через пророков народом руководил сам Бог. Однако, израильский народ стал требовать себе царя, чтоб быть, как прочие, языческие, народы. Бог согласился выполнить их требование, но при этом сообщил, что власть царя приведёт, говоря современным языком, к ограничению их прав и свободы и к их эксплуатации (1 Цар. 8). Таким образом, монархия или же иная власть одного человека над всеми прочими, не установлены Богом, а являются следствием греховного желания людей. При этом такая власть ограничивает права и свободу, и это вовсе не рассматривается благом в Библии.

В России, к сожалению, не успела развиться демократия, так как после отречения царя от власти достаточно скоро произошёл коммунистический переворот, приведший к тоталитарной диктатуре. Вениамин Новик рассказывает:

«Известно, что в основе коммунистического понимания права лежало понятие порядка, а не свободы. (См. любую советскую и даже постсоветскую энциклопедию.) Отрицание же богоданного дара свободы, отказ от первородства под предлогом поврежденности человеческой природы вначале вроде бы увеличивает столь желанный в России социальный порядок, но затем приводит к социальным катастрофам. Именно поэтому при коммунизме у нас не было ни свободы, ни порядка. А единственная модель развития — через мобилизацию населения на «великие стройки». Но на генсека и его окружение первородный грех не распространялся. Фактически они были как бы непогрешимыми.

То же самое ранее произошло (путь был более долгим и извилистым) и с российским самодержавием. Никто, как известно, кроме полиции, не встал на его защиту в феврале 1917-го. А Святейший Синод через неделю после отречения царя призвал Божие благословение (09.03.1917) на Временное правительство. В состав того Синода входило два архиерея, недавно причисленных к лику святых: Владимир (Богоявленский), Тихон (Беллавин), а также известные архиереи Сергий (Страгородский), Макарий (Невский), Арсений (Стадницкий), Антоний (Храповицкий). Это полезно помнить нашим монархистам».

Читая эти строки, становится понятно, что Россия не является какой-то особой страной, которой не уготована, в отличии от всех других, демократия. Либерализм и демократия развивались и в России, хотя и с некоторым опозданием, чем на Западе. Зачатки демократии стали складываться после революции 1905 года, когда возникла Государственная Дума и были приняты законы, признающие её в качестве парламентского органа, ограничивающего власть царя. Россия должна была стать конституционной монархией. Профессор Андрей Зубов рассказывал о том, что ещё император Александр хотел, чтобы в России была установлено демократическое конституционное правление. Но он это не смог осуществить.

Таким образом, ничего противоречащего христианству, и православию в частности, в демократическом устройстве нет. Либерализм имеет христианскую основу по той простой причине, что сам Иисус Христос говорил и поступал как либерал: он нарушал принятые традиции, руководствуясь ценностью человека. Наиболее яркий пример — нарушение субботы, соблюдение которой является самым важным требованием иудаизма. Евангелия повествуют о том, что религиозные вожди того времени злились на то, что Иисус нарушал принятые традиции, которые передавались из поколения в поколение. Но Иисус сказал: «суббота для человека, а не человек для субботы». Эти слова фактически можно считать манифестом гуманизма и либерализма в Евангелии. Иисус тем самым утверждает, что благо человека важнее закона, религиозных требований и традиций, что законы и религия должны играть вспомогательную роль, но они не есть ценность сами по себе: человек является такой ценностью.

Добрый самарянин (Фердинан Виктор Эжен Делакруа, 1849)

Иисус не соблюдает религиозный закон, когда прощает женщину, взятую в прелюбодеянии: вместо того, чтобы побить её камнями, он говорит возмущённой толпе: «кто из вас без греха, первый брось в неё камень».

Иисус призывает не делить общество на плохих и хороших, призывает к терпимости между людьми: «оставьте расти вместе плевелы и пшеницу, чтобы выдёргивая плевелы вы не выдергали бы вместе с ними пшеницу», — говорит он в притче.

В притче о милосердном самарянине Иисус предупреждает национализм и ксенофобию, а также нетерпимость к инаковерующим: ближним оказывается человек чужого и даже враждебного народа, человек другой веры, считающейся ересью.

Наконец, Иисус недвусмысленно разделяет государство и веру: «отдавайте кесарю кесарево, а Богу Богово». В учении Христа нет никаких намёков на слияние государства с религией, напротив, утверждается секулярный принцип.

Можно привести много примеров из Евангелия, указывающих на то, что Иисус был либерален. Совершенно точно Иисусу был чужд традиционализм, фундаментализм, догматизм и формализм. Именно люди, приверженные традиционализму и догматизму, которых можно сравнивать с современными фундаменталистами, распяли Иисуса.

Таким образом, совершенно очевидно, что либеральные принципы и принципы гуманизма укоренены в Евангелии. Поэтому неудивительно, что многие христиане могут совмещать с религиозной верой демократию и либерализм. Игумен Вениамин Новик отметил, что в России было плеяда православных либералов. Он перечисляет Владимира Соловьева, протоиерея Сергия Булгакова, Семёна Франка, Николая Бердяева, Георгия Федотова, Николая Лосского, Антона Карташева и указывает, что либералами было большинство представителей русского религиозно-философского ренессанса XIX-XX вв.

Заканчивая статью, Вениамин Новик приводит слова первого президента Чехословацкой Республики Томаша Масарику о том, что демократия является политической реализацией любви к ближнему.

Коммунистический переворот увёл Россию с демократического пути развития и от гуманизма. Ценность человека потонула сперва в идее коллективизма, а затем была полностью забыта, когда множество людей подвергалось репрессиям, страданиям и гибели.

Когда советская власть не смогла полностью истребить в народе веру, она решила разрешить церковь, но взять её под свой контроль. Никто иной как Сталин вернул Патриаршество РПЦ. С тех пор все высшие иерархи находились на службе КГБ. Крушение коммунистической системы не изменило эту ситуацию. В России всё высшее церковное руководство по-прежнему подчинено власти. Оно делает только то, что требует власть. Да и власть фактически не поменялась с коммунистической на демократическую. В России не было люстрации власти. Власть лишь реинкарнировалась внешне в иную форму, но по существу сохранила прежний дух.

В России на сегодняшний день не существует ни настоящей демократии, ни настоящей церкви. Религия обслуживает нужды государства. Она является частью государственной идеологии. Подобное положение дел на самом деле далеко отстоит от христианства. Не случайно многие нынешние иерархи ненавидят либерализм, демократию и гуманизм. Общечеловеческим ценностям они противопоставляют фундаментализм под видом традиционной морали.

Будучи лишённой главного в христианстве — уважения к человеческой свободе, к ценности каждой человеческой личности, эта идеология по существу является антихристианской: она разжигает ненависть вместо любви, нетерпимость вместо смирения, сеет мракобесие вместо просвещения, отвергая современные научные знания. В результате такое псевдохристианство, состоящее из суррогата реакционной идеологии и магического обрядоверия, препятствует развитию по-настоящему гуманного, свободного цивилизованного общества.

В дальнейшем я планирую продолжить развивать тему о  связи христианства, демократия, либерализма и прав человека применительно к истории и богословским направлениям.

Статью игумена Вениамина Новика можно прочитать по ссылке: Вениамин Новик. Христианская основа либерализма.

Елена Преображенская (с)

Категория: Социальная тематика | Добавил: Westernizer (19.10.2014)
Просмотров: 1538
Перевести

Лев Толстой

Избранные страницы

Facebook
Страница в Фейсбуке о новых взглядах в религии, реформах и новостях
Прогрессивная религия

Продвигайте также свою страницу

Моя сеть
ОСНОВНЫЕ САЙТЫ


Моя рассылка
Изучение религии в современном мире: Религиоведческий, социологический, культурно-исторический взгляд.

Ссылки
    Modern Church: Liberal faith in a changing world
Другие полезные ссылки см. в каталоге через меню сайта

Вход на сайт