Понедельник
11.12.2017
16:13
Приветствую Вас Гость
RSS
 
Свет знания
Главная Регистрация Вход
Материалы о религии »
Поиск

Вася Обломов

Меню сайта

Категории раздела
История религии [15]
История религии и религиозных конфессий
НРД [17]
Новые религиозные движения, критика "сектоборцев"
Разное [20]
Различные темы

Другие разделы

Ссылки
    Modern Church: Liberal faith in a changing world
Другие полезные ссылки см. в каталоге через меню сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Время жизни сайта

Главная » Статьи » Религия и общество » История религии

В. Л. Задворный, А. В. Юдин. История католической церкви в России (часть 2)

Часть вторая. От Петра Великого до XX в.

Глава I. XVIII в.

1. Реформы Петра I и первые католические приходы

Грандиозные перемены в истории России, осуществленные в царствование Петра I, затронули и положение Русской Церкви. Отмена патриаршества и подчинение управления Церкви Синоду (совершенное по протестантской модели) входили в единый план петровских преобразований, призванных унифицировать весь строй российской государственной жизни. Церковь становилась при этом также родом государственного института, с определенными ей функциями и местом в обществе.

Но вместе с тем петровские преобразования обозначили и некоторый прорыв конфессионального изоляционизма. Наряду с другими инославными приходами в обеих российских столицах появляются и католические храмы. Однако их открытие сопровождалось куда большим сопротивлением со стороны православного духовенства, чем, например, протестантских приходов (как известно, патриарх Иоаким в своем завещании просил не дозволять в России постройки католических церквей). Вначале эти приходы окормляли иезуиты, а после 1720 г. попечение о них было вверено капуцинам, причем число их строго регламентировалось (6 в Петербурге и 4 в Москве), а сами приходы подчинены Юстиц-коллегии Ливонских, Эстляндских и Финляндских дел, первоначально ведавшей состоянием протестантских приходов в этих землях.

Как уже говорилось, с 1684 г. в Москве вновь появляются иезуиты в качестве духовников венских послов или миссионеров, находящихся проездом в Персию и Китай. Они же исполняли и духовные требы для иностранцев, состоящих в русской службе. Однако, вскоре из-за недовольства их деятельностью Православной Церковью и после разрыва дипломатических отношений с Веной Петр изгоняет иезуитов из России указом от 17.IV.1719 г.

Первые католические храмы были открыты в России в Петербурге, Москве, Астрахани и Нежине, но католические богослужения совершались и в других русских городах.

Отмеченное положение Католической Церкви в России сохраняется практически без изменений вплоть до царствования императрицы Екатерины II, которое стало временем великих потрясений и реформ в судьбе Католической Церкви в России.

2. Учреждение католической иерархии в России.

Начало этих преобразований было положено указом от 12.11.1769 г., предписывающим регламент петербургского и московского приходов, а в дальнейшем и всех католических приходов в империи. Указ устанавливал порядок выборов главы миссии в приходах под наблюдением секретаря Юстиц-коллегии. Высшей инстанцией при рассмотрении всех дел, связанных с Католической Церковью в России был Сенат. Государственная модель взаимоотношений католических приходов в России с Римом, заложенная в этом указе, стала определяющей в политике России на протяжении полутора столетий.

Францисканцы, сменившие капуцинов в петербургском приходе и окормлявшие теперь и католические общины Кронштадта, Риги и Ревеля, капуцины в московском, а также францисканские священники в немецких колониях на Волге (насчитывавших к 1803 г. 9751 лицо католического исповедания) не могли именоваться "миссионерами", дабы отвести от себя всякое подозрение в прозелитизме.

После первого раздела Польши (когда к России отошли белорусские земли) указом от 14.XII.1772 г. был учрежден Могилевский римско-католический диоцез, в юрисдикцию которого попали помимо белорусских, также приходы на территории империи, не входящие в другие диоцезы, т. е. в Петербурге, Москве и других русских городах. Не дожидаясь реакции Рима, надзор над новооснованной епархией был возложен на всю ту же Юстиц-коллегию. 1 октября 1773 г. виленским епископом была совершена епископская хиротония тамошнего каноника Станислава Сестренцевича-Богуша (1731-1826), а 22 ноября 1773 г. Екатерина II назначает последнего епископом Могилевским.

Это не могло не вызвать ответной реакции из Рима. Уже в 1769 годы Святой Престол через апостольского нунция в Варшаве Андреа Аркетти пытается урегулировать критическое положение греко-католических епархий Полоцка и Холма, отошедших к России после раздела Польши. Надо отметить, что насильственное обращение греко-католиков в православие при Екатерине II практически поставило существование их церковных структур на грань полного распада. В обмен на сохранение греко-католической кафедры в Полоцке Екатерина II предъявляет Риму свои требования о признании Могилевской кафедры. Указом от 17.1.1782 г. Екатерина переименовывает Могилевскую кафедру в архиепископство. В результате напряженных дипломатических переговоров Папа Пий VI отправляет в 1873 г. нунция Аркетти с миссией в Петербург, где 26 апреля тот издает от имени Папы буллу о признании этих преобразований и вручает в церкви св. Екатерины паллиум архиепископу Сестренцевичу. Так были положены канонические основания структуры Католической Церкви в империи, церковной иерархии, порожденной росчерком монаршего пера.

В результате II и III разделов Польши к России отошли территории Украины и Литвы с общим населением 3 100 000 жителей, включавшие 5 латинских диоцезов и четыре греко-католические епархии.

В результате их реорганизации, проведенной Екатериной II, были образованы следующие латинские диоцезы: Могилевский с 3 епископами-суффраганами: Могилевским, Полоцким и Киевским; Виленскнй с суффраганами Виленским, Трокским, Брестским и Кур-ляндским; Луцкий с суффраганами Луцким и Житомирским; Каменецкий и Самогитский также с суффраганами. После еще нескольких преобразований в 1798 г. к ним прибавляется Минский диоцез, и по новому разделению образуются: архиепископство Могилевское, епископство Виленское, епископство Самогитское и епископство Минское.

В начале царствования Павла I в Россию направляется новое посольство нунция Лоренцо Литта в целью урегулировать канонические проблемы на бывших польских территориях. Изданными 27.VI.1798 г. Актами архиепископ Литта канонически узаконивал перемены, произведенные в католической церковной иерархии Павлом I.

Имя митр. Сестренцевича стало судьбоносным для католичества в России, характер же его деятельности во многом соответствовал направлениям политики русского правительства. Православный историк дает архиеи. Сестренцевичу достаточно показательную характеристику: "Он был католик, но не папист" (Толстой, т. 2, с. 128). На время длительного правления этого митрополита всех Римско-Католических Церквей в России пришлось много экстраординарных событий.

Это, прежде всего, решение Екатерины II о непризнании буллы 1783 г. "Dominus ас Rcdemptor" Папы Климента XIV о роспуске Общества Иисуса, что предоставляло им убежище в России. Вернувшиеся в Россию иезуиты, в особенности же генерал ордена о. Габриэль Грубер, были в большом фаворе у императора Павла и оказывали на него значительное влияние. Попечению иезуитов были вверены Виленская академия, а затем и основанная в 1812 г. академия в Полоцке. В Петербурге при церкви св. Екатерины иезуитами был создан Collegium Petropolitanum Paulinum, школа, в которую отдавали своих детей аристократические фамилии российской столицы. В начале царствования Александра I иезуитам была предоставлена и возможность миссионерской деятельности в иных областях империи: в 1803 г. им было поручено попечение над католиками немецких колоний Поволжья, их миссии были в Одессе и Астрахани, в Крыму и Сибири (Иркутске и Томске). В 1801 г. в петербургской иезуитской коллегии числилось 10 человек, а в 1814 - уже 27. Но после длительного периода августейшего покровительства Общество Иисуса изгоняется императорским указом вначале из обеих российских столиц (1815 год), а затем и из пределов империи (1820 год).

К другим знаменательным событиям, выпавшим на время правления митрополита Ст. Сестренцевича, относится перенесение в Россию резиденции рыцарей Мальтийского ордена, принятие императором Павлом I титула их Великого Магистра и создание в дальнейшем Российского приората этого католического ордена, имевшего также свою ветвь и для православных Мальтийских кавалеров. Конфликт Святого Престола с Павлом I из-за вмешательства православного императора в дела католического ордена стал причиной высылки монс. Литта из России в 1799 г.

Порядок отношений Католической Церкви с государством выглядел на рубеже XVIII и XIX столетий следующим образом: 26.11.1797 г. Павел I публикует указ об образовании в Юстиц-коллегии особого департамента римско-католических дел. Последующими указами от 6 и 15.11.1798 г. этот департамент отделяется от Юстиц-коллегии и главой его назначается архиеп. Ст. Сестренцевич, которому теперь уже жалуется титул митрополита. Однако высшей инстанцией в делах Католической Церкви по-прежнему остается Сенат.

Глава II. XIX век

1. Реформы Александра I

Начало царствования императора Александра I, отмеченное попытками либеральных преобразований в империи, отразилось и на положении Католической Церкви. Указ от 13.XI.1801 г. уничтожал департамент римско-католических дел и образовывал самостоятельную Римско-католическую духовную коллегию в качестве института церковного суда. Главой Коллегии считался Могилевский архиепископ, остальной состав образовывали один епископ, один прелат и шесть асессоров, избираемых капитулами диоцезов из числа каноников и прелатов. Однако содержание статей этого указа предоставляло правительству достаточную возможность вмешательства в собственно церковные дела, связанные, прежде всего, с имущественными проблемами, с взаимоотношениями епископов и монашеских орденов и выборами монашеских капитулов.

Введении Коллегии на 1801 г. в шести латинских диоцезах насчитывалось 1 710 светских священников, в 304 монастырях обитало 3 094 монашествующих мужского пола, 569 монахинь были насельницами 80 монастырей. Общее число верующих старше четырнадцати лет достигало 1 639 854 душ, число церквей равнялось 845.

В 1803 г. в Петербург прибывает новый нунций Ареццо, но уже в 1804 г. из-за новых дипломатических осложнений между Петербургом и Римом и он вынужден покинуть Россию.

25 июля 1810 г. было образовано Главное управление духовных дел иностранных исповеданий, которое практически приняло на себя высшее заведование латинским духовенством. Переходя из подчинения одному министерству к подчинеию другому, это управление было присоединено в 1832 г. к Министерству внутренних дел в виде особого Департамента духовных дел иностранных исповеданий. Упразднена эта структура была только Временным правительством в октябре 1917 г. В компетенцию этого бюрократического аппарата входил не только надзор за всеми католическими делами в империи, но и вопрос о разрешении употреблять в церковной жизни папские документы.

2. Николаевская эпоха

Однако вернемся в царствование Николая I. Его политика нанесла окончательный удар по Греко-Католической Церкви в империи. "Воссоединение униатов с Православной Церковью" было в значительной степени результатом практической деятельности перешедшего в православие и ставшего Виленским митрополитом Иосифа Семашко. 17.111.1839 г. выходит указ, передающий дела Греко-католической духовной коллегии в компетенцию православного Священного Синода. В результате этой грандиозной государственно-церковной акции Католическая Церковь потеряла более 1 500 000 своих верных.

Дальнейшее наступление было совершено при Николае I и на деятельность католических монашеских орденов на территории России: к 1847 г. из них оставалось лишь 72 мужских обители и 34 женских.

Однако эти преобразования вынудили русское правительство вновь искать контактов с Римом. Новые переговоры увенчались заключением 3 августа 1847 г. конкордата между Святым Престолом и Россией. Условия конкордата упорядочили территориально-административное деление латинских диоцезов в империи. К уже существовавшим шести латинским диоцезам: Могилевскому, Виленскому, Самогитскому, Минскому, Луцко-Житомирскому, Каменец-Подольскому - присоединялся один новый - Херсонский. Последний был в 1848 г. преобразован в Тираспольский с епископской резиденцией в Саратове, первым тираспольским епископом был назначен Фердинанд Кан. Традиционно он считался немецким, поскольку большую часть его католического населения состашшш немцы из екатерининских колоний.

По условиям конкордата была также усилена власть епископа, как единственного судьи и администратора в своем диоцезе. Могилевскому архиепископу вверялось высшее управление Петербургской католической духовной академией, перенесенной в 1842 г. из Вильно; он также обладал правом назначения ее ректора, инспектора и профессоров. Тем не менее за чертой статей конкордата оставалось множество неразрешенных вопросов.

3. Польское восстание 1863 года и его последствия

В основание структуры Католической Церкви в России была некогда положена Екатериной II трагедия расчлененной Польши. С постоянным обострением польского национального вопроса в империи русское правительство лишь усиливало давление на Католическую Церковь в России. И через некоторое время польский вопрос монополизирует в России католическую проблематику, что вполне входило в планы политики русского правительства. Этим достигалась своеобразная национальная консервация католичества, практически исключавшая попытки обращений среди русского населения.

Польское восстание 1863 г. вызвало жесточайшую реакцию подавления со стороны правительства Александра П, что в немалой степени коснулось и положения Католической Церкви в Царстве Польском и России. Как результат этой карательной политики в 1865 г. был уничтожен Каменец-Подольский диоцез, а в 1869 г. - Минский, в 1867 г. закрыта Духовная Римско-Католическая Варшавская академия. Ответом на эти действия стало выступление Паны Пия IX в консистории 2 октября 1866 г., осуждающее репрессии против Католической Церкви в Польше и России. Петербург отреагировал указом от 22.XI.1866 г. о разрыве конкордата 1847 г. вкупе со всеми дипломатическими сношениями России с Римом.

Последствия этого разрыва имели самое непосредственное отношение к внутреннему положению Католической Церкви в империи. Указ от 10.V. 1867 г. поставил деятельность Католической Церкви в России под столь жесткий контроль правительства, что формально она превращалась в схизматическую но отношению к Риму Церковь.

Эта ситуация послужила причиной опубликования Пием IX энциклики "Levate", официально осуждавшей деятельность Духовной коллегии и запрещавшей католическим епископам принимать в ней участие. Ответом русского правительства была ссылка пяти польских епископов, показавших в этом свое послушание папе.

Непримиримость позиции Рима и местной католической иерархии заставила дипломатию Александра II пойти на новые переговоры с Римом. Их результатом стала либеральная реформа деятельности Духовной коллегии, подтвержденная высочайшим указом от 18.11.1875 г., где говорилось о том, что Коллегия перестает быть посредником между Католической Церковью в России и Святым Престолом, теряет свою юрисдикцию в брачных делах и не осуществляет вмешательство в процесс назначения епископов.

Однако новый виток напряженности в отношениях с Римом и с католической иерархией в России последовал вслед за попыткой правительства в 1868 г. насильственно ввести вместо польского в дополнительные богослужения русский язык. Отношения с Римом были вновь расстроены, а в Минском диоцезе закрыты 18 церквей и выслан правящий епископ. Эти события еще раз показали , что власти лишь искали предлога для возвращения к политике 1863 г.

Примирение с Римом начинается только с 1882 г., а в 1884 г. при Ватикане был аккредитован русский министр Извольский.

4. Русское католичество

Упомянув в нашем очерке имена русских католиков XVII века - базилианца Палладия Роговского и диакона Петра Артемьева, мы затронули феномен русского католичества. Рамки этого очерка не позволяют сколь-либо глубокого рассмотрения этой интереснейшей темы, поэтому мы ограничимся лишь беглым перечислением имен русских католиков XVIII-XIX столетий, отмечая самые характерные стороны их деятельности 1.

Уже по делу диакона Петра Артемьева современники свидетельствовали, что ".. мнози в след его прелести уклонишася". В следующем столетии эта "болезнь века" (Ч. I, 23, с. 21) стала давать все новые симптомы.

XVIII век в России был временем интенсивного усвоения наследия европейской культуры. Попытки России политически и культурно освоиться в общеевропейском историческом процессе все более заостряли внутреннюю полемику о ее исторических путях и входили в неизбежный конфликт с наследием многовекового изоляционизма.

Католические симпатии становятся для некоторых выдающихся умов в России XVIII-XIX веков духовной опорой в этом внутреннем конфликте русской истории. К ним нужно в первую очередь отнести блестящего дипломата, "русского европейца" князя П. Козловского (23), декабриста М.С. Лунина, оставившего интереснейшее эпистолярное наследие, опубликованное под общим заглавием "Письма из Сибири". О нем, единственном из этого ряда фигур, доподлинно известно как о практикующем католике. Однако основное внимание традиционно уделяется, пожалуй, самому оригинальному русскому философу, вечному "аутсайдеру" отечественной истории - П.Я. Чаадаеву (1794-1856).2

Как мы уже показывали на примере императора Павла I, католические симпатии не были чужды и российским монархам. Во многом изменчивая и подверженная различным влияниям личность его сына, императора Александра IV, оставила в наследие потомкам среди прочих и легенду о личном обращении императора на смертном одре в "римскую веру. З

Следующая яркая фигура ряда русских католиков - С.П. Свечина. Отпрыск знатного дворянского рода, она обладала блестящими дарованиями и получила незаурядное для женщины своего времени образование. Приняв католичество еще в России, она была вынуждена вскоре покинуть отечество и обосноваться в Париже. Ее парижский кружок, известный как салон madam Swetehine, оставил яркий след как в религиозной жизни Франции, так и в судьбах зарождающегося русского католичества. Домашняя церковь С.П. Свечиной становится воссоединительной купелью с Католической Церковью для некоторых русских парижан. Не огульное "совращение" в католичество, а взыскательное и тонкое наставничество в вопросах духовной жизни характеризовало ее позицию в вопросах русских католических призваний. Об этом свидетельствует история обращения другого знаменитого русского католика, ставшего впоследствии иезуитом, князя И.С. Гагарина, которого Свечина поначалу пыталась всячески удержать от скоропалительности в принятом им решении стать католиком.

Князь И.С. Гагарин, вступивший в новициат Общества Иисуса в 1843 г., стал одной из самых известных фигур среди русских католиков XIX века. Церковный историк и публицист, основатель Славянской библиотеки в Париже и журнала "Etudes", он был фактическим главой парижского кружка русских иезуитов. Его сочинения, а в особенности книга "La Russie sera-t-elle catholique?" (1856), вызвали многочисленные отклики и оживленную полемику в России. К кругу русских иезуитов в Париже принадлежал и И.М. Мартынов, церковный историк и журналист, составитель тома житий восточных святых в "Acta sanctorum". Третьим был Евгений Балабин, позже к этой группе примкнул немец русского происхождения - о. Павел Пирлинг, возможно самый плодовитый и известный среди них как историк.

Среди русских католиков XIX столетия (а их около сорока), помимо вышеупомянутых, особенно выделяются имена Н. Нарышкиной, сестры Общины дочерей милосердия св. Викентия де Поль, о. Дмитрия и матери Елизаветы Голицыной, апостолов католичества в Северной Америке, редемпториста о.В.Печерина, барнабита Г. Шувалова. Необычайно интересна деятельность Ст. Ст. Джунковского, одного из самых выдающихся католических миссионеров прошлого столетия, в конце жизни вернувшегося в православие.

Все обращения в католичество среди русских преследовались по закону, поэтому самим фактом перехода они навечно отрезали для себя все пути на родину.

В чреде этих разнородных призваний к католичеству формировалось особое русское католическое сознание, видевшее путь к единству с Римом через раскрытие полноты восточно-христианской традиции, а не через смену обряда. Но решающее становление этого движения к Вселенской Церкви принадлежит двум фигурам - выдающемуся русскому философу B.C. Соловьеву и глубокой церковной писательнице, ныне незаслуженно забытой, княгине Е.Г. Волконской 4. Упоминая грандиозную личность B.C. Соловьева в сжатом контексте этого очерка, можно лишь сказать, что он, пожалуй, первым раскрыл собственный потенциал восточной церковной традиции на пути к вселенскому единству. Это он пытался осуществить не только в своих философских и церковно-исторических трудах, но и личным примером. Формальное присоединение к Католической Церкви в 1896 г. не сделало B.C. Соловьева в строгом смысле практикующим католиком, это было скорее необходимым актом реализации той полноты церковного христианства, которую он уже имел в себе. B.C. Соловьева и кн. Е.Г. Волконскую связывала многолетняя духовная дружба, отразившаяся в интересной взаимной переписке. "Вл. Соловьев и кн. Волконская являются действительными родоначальниками католического движения в России; в них выявились две грани русской католической мысли.." (4, с. 13).

Окончание: Двадцатый век

Категория: История религии | Добавил: Klara (20.06.2015)
Просмотров: 664
Перевести

Лев Толстой

Избранные страницы

Моя сеть
ОСНОВНЫЕ САЙТЫ


Социальные сети
Мои страницы в социальных сетях (тематические, не персональные)
Страница в Фейсбуке: Прогрессивная религия

Страница в ВКонтакте: Независимый исследователь
Страница в Google+: Прогрессивная религия

Моя рассылка
Изучение религии в современном мире: Религиоведческий, социологический, культурно-исторический взгляд.