Воскресенье
23.07.2017
03:44
Приветствую Вас Гость
RSS
 
Свет знания
Главная Регистрация Вход
Материалы о религии (статьи и видео) »
Поиск

Вася Обломов

Меню сайта

Категории раздела
Реформаторство [23]
Реформаторские движения
Квакеры [7]
Статьи о квакерстве

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Поделиться

Время жизни сайта

Главная » Статьи » Религия и современность » Реформаторство

Теология и феминизм

Гендерная проблематика в религии не получила широкого внимания в российском женском движении. Причина, вероятно, кроется в следующем: исследования, рассматривающие эту проблему, фокусируются на критике религии как таковой, как патриархатной системы. Примером такого подхода могут послужить статья В. Суковатой «Гендерный анализ религий и феминистская теология: к постановке проблемы», а также пособие «Гендер для чайников», в котором Т. Барчуновой в статье «Человек верующий: гендерная наука и религия» прямо утверждается, что обсуждать гендер в религии возможно только с позиций внешнего наблюдателя, находящегося вне религии, а находясь внутри религии, критика невозможна, потому что верующие признают все постулаты своей религии как богоданные и потому неизменные.

Однако это заблуждение, о чём свидетельствует целый ряд фактов. Прежде всего, стоит отметить, что в современном западном богословии существует и функционирует направление, именуемое феминистская теология, у истоков которого стоит целая плеяда женщин-богословов. Также заслуживает упоминания тот факт, что сегодня большинство лютеранских церквей рукополагают женщин в священники, что существует движение в католической Церкви с аналогичными требованиями (хотя и не достигшее пока результата, однако в пользу актуальности и остроты данного вопроса свидетельствует тот факт, что католическая церковь официально выпустила ряд документов, обосновывающих невозможность женского священства), и даже в, казалось бы, самой консервативной из церквей — православной — осторожно поднимался вопрос о женском священстве, в частности, женщиной-богословом Э. Бер-Сижель.

Джеймс Данн пишет («Новый взгляд на Иисуса. Что упустил поиск исторического Иисуса?»): «Говоря об исследователях Нового Завета и христианских кругах, следует отметить, что лишь недавно мы осознали, что патриархализм был для нас многовековой установкой по умолчанию. Мы просто воспринимали как очевидное, непроверяемое априори, что слово «человек» (man [англ.] — мужчина, человек) определяет всё человечество, а слово «братья» вполне пригодно для обращения к христианской общине. Я вспоминаю о пережитом мною шоке при работе над посланием к Римлянам апостола Павла, когда я обнаружил комментаторов, убеждённых, что слово προστάτις (prostatis) во фрагменте Рим. 16:2 может означать только что-то вроде «помощницы» — ведь не может же, в самом деле, женщина (Фива) быть руководителем, «патроном» (обычное значение этого слова). Подобно этому, аккузатив «Юниан» обязательно должен обозначать мужчину Юния, а не женщину Юнию, поскольку женщина никак не может «прославиться между апостолами» (Рим. 16:7). Разве не характеризует такая логика патриархалистское мышление и не показывает «установки по умолчанию»?

Либеральное лютеранство — конфессия, большинство деноминаций которой рукополагает женщин в священники. Сторонники женского священства прибегают к тексту Священного писания (Гал. 3:28): «Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе». Либералы трактуют это как возможность женского священства, лютеране-консерваторы, православные и католики — как возможность спасения и для мужчин и для женщин.

С одной стороны, любая позиция христианина опирается на Писание и заставляет искать именно там доказательства того или иного аргумента, а с другой стороны, Писание рассматривается, во-первых, как историчное, а во-вторых, как надысторичное (то есть одни вещи относятся лишь к своему времени и своей эпохе, другие — ко всем временам). На этом основании лютеране и другие протестанты стали относить запрет на женскую ординацию к древним временам, видя в современной значительной роли женщин в мире знамение времени, в отличие от православных и католиков, придерживающихся позиции, что главенство мужчины установлено Богом от начала веков и до скончания. В настоящее время из 22 лютеранских церквей, насчитывающих более полумиллиона членов, лишь 3 не рукополагают женщин в пасторы.

Как отмечает Элизабет Бер-Сижель в книге «Служение женщины в церкви», Иисусу присущи качества, которые в культуре принято относить к женским:

— кротость, смирение (Мф. 11:29);
— прощение обид, ненасилие (Мф. 5);
— способность не скрывать слёз (Ин. 11:34—35).

В отношении Иисуса к женщинам богослов отмечает следующее:

— Иисус не обращает к женщине специальных предписаний, как-то: повиноваться мужу или спасаться родами, молчать в церкви, покрывать голову — таковые появляются уже у Павла;
— Иисус не побуждает женщин отказаться от образа жизни, принятого в их культуре, но не препятствует женщинам сопровождать его на большие расстояния (Мария из Магдалы и другие);
— не выделяет женское целомудрие, не презирает блудниц, подчёркивая, что все люди могут быть грешны (Ин. 8:7);
— беседует с женщинами, позволяет задавать ему вопросы, хвалит Марию из Вифании за то, что предпочла слушать его, а не заниматься женским делом — приготовлением обеда;
— не оценивает женщину как сексуальный объект с использованием биполярности «целомудренная — блудница»;
— после Воскресения является сначала женщинам-ученицам.

Таким образом, мы видим, что если Иисуса и нельзя назвать идейным борцом за права женщин, его нельзя обвинить и в стремлении господствовать над женщиной. Для него женщина — личность, способная воспринимать его проповедь и проповедовать сама.

Если рассматривать опыт католической Церкви, то можно увидеть, что беспрекословного запрета на учительство женщин не было. Тому примеры: Екатерина Сиенская, Тереза Авильская и другие. Женщина могла осуществлять духовное руководство, но при этом не могла совершать Мессу (то есть быть священником). То, что Терезу причислили к учителям Церкви (более того, она выступала как реформатор) и сохранили её труды — это показательно. Также стоит отметить Екатерину Сиенскую, ставшую первой женщиной-проповедницей в Церкви, вопреки повелению апостола Павла, мистика Анджелу из Фолиньо, Бригитту Шведскую, Терезу Малую, Эдит Штейн и других женщин — к примеру, Юлиану Норвическую или Кристину Пизанскую.

Вернёмся к вопросу феминисткой теологии. В её истории можно выделить следующие принципиальные вехи:

1) В 1895 г. и 1898 г. двумя частями была издана Женская Библия как результат первой «американской феминистской революции» и деятельности Элизабет Стэнтон, возглавлявшей группу американских христианок, изучавших места Библии, в которых говорится о женщинах, с целью их переосмысления ввиду новых реалий жизни.
2) В 1911 г. в Великобритании был создан Международный Союз Жанны Д’Арк с целью обеспечения равенства мужчин и женщин не только во всех слоях общества, но и в Церкви. Женщины, объединённые в Союз, в качестве своеобразного пароля использовали формулу: «Молите Бога, Она услышит нас».
3) В 1956—1965 гг. в большинстве протестантских церквей стали звучать требования допустить женщин к пасторскому служению.
4) В 1965 г. по случаю Второго Ватиканского Собора немецкий богослов Гертруда Хайнцельман направила соборным отцам манифест «Мы не будем больше молчать». В нём епископов просили признать равенство прав мужчин и женщин в Церкви и допустить женщин к священству.
5) В 1968 г. была издана книга американского теолога Мэри Дейли «Церковь и второй пол» — католический ответ на книгу Симоны де Бовуар «Второй пол» (1949 г.), где Дейли предложила программу реформ. Её голос не был услышан католической церковью, и в следующей книге «По ту сторону Бога Отца» (Beyond God the Father, 1973 г.) Дейли расстаётся с христианством, так как приходит к выводу, что его антифеминистская идеология непреодолима изнутри.
6) В 1971—1972 гг. группа теологов из США и стран Северной Европы разработали «феминистскую теологию».
7) Существует два варианта феминисткой теологии:
— Христианская. Это направление представляют христианки-богословы из Северной Америки (Летти Рассел, Розмари Рутер, Филис Трибл, Элизабет Шюсслер Фьоренца, Анна Карр) и из Европы (Кари Элизабет Борресен, Катарина Халкес, Элизабет Мольтман-Вендель).
— Пост-христианская (Мэри Дейли).

Феминистская теология пересматривает концепцию Бога-Отца. Хотя термин Отец в отношении Бога не несёт буквального смысла, подобная концепция порождает андроцентричный язык и патриархальные структуры, поэтому феминистская теология предлагает пересмотреть связанные с Богом женские символы (София, Шехина, Руах), чтобы деконструировать патриархальный язык и создать более универсальный, адекватно отражающий Женское. Когда мы называем Бога Отцом, то не подразумеваем ничего, что нельзя было бы охватить словом Мать (мы происходим от него, и Он дает нам защиту), однако при патриархате Бог есть Отец. Образ Отца сливается с образом древнеримского pater familias и символизирует власть над человеком, затемняющий образ любящего отца. В вопросе отношений мужчины и женщины феминистская теология придерживается эгалитарной модели, отрицая модель дополнительности полов и иерархии. Взамен предлагается антропологическая модель взаимности, при которой каждое человеческое существо обладает своей уникальной и равноценной природой. Сексизм феминистская теология рассматривает как разновидность гордыни.

Следующий вопрос, который необходимо рассмотреть, — лингвистический. В иврите слово «дух», «руах» относится к женскому роду, при переводе на греческий получился средний род («пнэума»), а на русский, соответственно, — мужской (не «душа», а «дух»). Таким образом, логичнее было бы мыслить Троицу как Отца, Сына и Святую Душу (а не Святого Духа).

Учение о Софии Премудрости Божией восходит к библейской книге Притчей Соломоновых (8:1-36; 9:1-12). Слова Премудрости «Господь имел меня началом пути Своего, прежде созданий Своих, искони; от века я помазана, от начала, прежде бытия земли» (Притч. 8:22-23) относятся отцами Церкви к Слову Божьему, ипостасной Премудрости, ко второй ипостаси Святой Троицы — Иисусу (см. «Толковая Библия Лопухина», книга Притчей Соломоновых, глава 8). Кроме того, апостол Павел прямо говорит о Христе как о премудрости от Бога (1-Кор. 1:30). В неканонических книгах Ветхого Завета София понимается как «дыхание силы Божией и чистое излияние славы Вседержителя» (Премудрость Соломона, 7:25), вышедшее «из уст Всевышнего» (Премудрость Иисуса, сына Сирахова, 24:3).

Почему же мы не встречаем в православии богословского осмысления Софии-мудрости? Особенно учитывая тот факт, что и первый христианский храм в Константинополе, и первый храм на Руси, построенный княгиней Ольгой, был посвящён Софии? Богословы предпочитают обходить эту тему стороной, София — ключевой персонаж гностической философии, вероятно, поэтому «забыта» христианами. Однако её образ берёт начало из Библии. То, что София — одно из имён Христа, подтверждает отрывок из Нового Завета «А мы проповедуем Христа, распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие, для самих же призванных, Иудеев и Еллинов, Христа, Божию силу и Божию премудрость» (1-Коринф. 1:23-24).

София — одно из имён Христа, она же Премудрость Божья, она же София Пистис, она же персонаж женского рода. Это прецедент, когда Бог описывается в категории Женского.

Фемининность включает и «Руах Элоким» — Святой Дух, поскольку в иврите ему соответствует женский род. Получается триада: Отец (маскулинность), Руах (женского рода), Христос-София — маскулинно-фемининная ипостась.

К сожалению, в рамках одной статьи невозможно рассмотреть всю проблематику гендера в христианской религии.

Следует отметить, что за последние годы в нашей стране вопрос взаимоотношения Церкви и светского общества стал одним из самых острых — более того, образовался ряд женских групп и организаций, подвергающих критике господствующую православную мораль в отношении женщины. Статус женщины в Церкви относится к числу «неудобных» и не подлежащих обсуждению вопросов внутри самой православной Церкви. К сожалению, можно наблюдать, как накаляются страсти между полюсами «религия» и «атеизм», «верующие» и «неверующие». Я глубоко убеждена, что только прогрессивные перемены внутри Церкви и её готовность сегодня идти навстречу новым реалиям поможет устранить эту формирующуюся пропасть и снизить антагонистичные настроения в отношении религии в обществе. В том числе во внимании нуждаются те вопросы, которые веками казались незыблемыми и не требующими объяснения, включая вопрос о положении женщины в религии.

Светлана Толстова (Ростов-на-Дону), РФО "ОНА" (Феминизм для всех") 

Текст подготовлен авторкой по мотивам собственной книги «Женщина и церковь. Постановка проблемы»

Категория: Реформаторство | Добавил: Westernizer (18.11.2015)
Просмотров: 324
Перевести

Лев Толстой

Избранные страницы

Facebook
Страница в Фейсбуке о новых взглядах в религии, реформах и новостях
Прогрессивная религия

Продвигайте также свою страницу

Моя сеть
ОСНОВНЫЕ САЙТЫ


Моя рассылка
Изучение религии в современном мире: Религиоведческий, социологический, культурно-исторический взгляд.

Ссылки
    Modern Church: Liberal faith in a changing world
Другие полезные ссылки см. в каталоге через меню сайта

Вход на сайт